История 26. О семи квадратных метрах, работе в культуре, первых проектах и о звездах эстрады (из воспоминаний Демешко Анны Михайловны).

Анна Михайловна, расскажите, как вы попали на Север, как начинали здесь свой трудовой путь.

 Вообще всю мою сознательную жизнь мы жили в Белоруссии, хотя я родилась в Сибири. Хотели с мужем самостоятельной жизни, и,  когда ребенку был год, мы,  два студента-заочника,  поехали строить гидростанцию в Киргизию. Я там работала худруком в большом Дворце культуры. Прожили там пять лет,  и начались волнения национальные. У  меня к тому времени родители уже жили в Ноябрьске, и мы решили переехать на Север. И одна моя родительница, которая водила свою девочку ко мне на хореографию (они сами в Пурпе жили), приехала и привезла вызов своему брату. Тогда была зона пропусков. Брат отказался ехать, и, можно сказать, по этому фиктивному вызову поехали мы. Когда приехали в Пурпе, остановились у них, у семьи Фаттаховых. Они  нас встретили очень хорошо. Очень благодарны им.

На второй же день приехали на попутках на Пурпе-2 – так назывался тогда Губкинский.  Зашли в первую же школу. Это была школа номер два. Тут же Светлана Михайловна Чихунова и Тамара Юрьевна Полякова (директор и зам. директора школы – прим. авт.)  моего мужа Василия сразу, можно сказать, с руками и ногами взяли. Он по образованию историк, но и у него есть нефтяное образование. Все, чем можно, его нагрузили: и историю, и черчение, и ОБЖ дали – только работайте! Тут же оформили: "Все! Завтра выходите на работу".

Потом  мы доходим до "Нефтяника" (культурно-спортивный комплекс – прим. авт.). Сергей Васильевич Сарычев был директором, и он тоже: «Всё! Завтра выходите на работу". Меня берут завотделом по работе с детьми и подростками.  То есть  с работой вообще не было проблем.

 

А как решали бытовые вопросы?

 Сначала мы жили в Пурпе, в пятиэтажке снимали квартиру. Еще друзья наши приехали следом за нами. Такие интересные: он с гипсом на ноге, а она беременная. Первое время у нас жили.

Конечно, трудно было, из Пурпе до города  добирались на попутках. Не было ж ни автобусов, ни такси. Но здесь своя романтика. Ездили на больших машинах. Сына Илью – ему тогда шесть лет было – возили в город в садик. Он конкретно любил, чтобы это были КрАЗы, КАМАЗы – что-нибудь такое большое. «Вахтовки» он не очень любил,  потому что нужно было забираться в общий кузов,  а ему  нравился контакт прямой с водителем – вот уж КрАЗ, КамАЗ какой-нибудь, ЗИЛ – то это за радость.

Хочется отметить тот факт, что в то время люди все друг другу помогали. Я, например, вспоминаю один случай: как-то ехали на попутке вместе с мужчиной, который приехал устраиваться на работу. Разговорились. Оказалось, он приехал и ночует на вокзале. И мы, совсем его не зная, говорим: «Да что ж вы на вокзале будете? Давайте к нам!» Хотя сами на полу на матрасе спали, еще и друзья с нами. Вот так мы в то время совершенно спокойно доверяли чужим людям.

Какое-то время мы ездили на работу из Пурпе, а потом переехали в город. "Нефтяник" очень быстро мне дал общежитие во втором микрорайоне, конкретнее, Виктор Гаврилович Агеев с Анатолием Ивановичем Клиндуховым, мы же тогда  Пурнефтегазу подчинялись. Комната у нас была семь квадратных метров, это был теплоузел. Там две кровати стояли, на этих семи метрах, и табуретка вмещалась. И все! Да так ничего жили! Кстати, шикарная светлая мебель была, чешская; общежития "УНИМОшки"  – они же чехословацкие.

Сейчас смотрим, как все на такси ездят. А тогда из микрорайона «2 Б» Вася водил Илью в «Теремок» к Коженковой Галине Ивановне (заведующая детским садом – прим. авт.), сам возвращался на работу во вторую школу. Ну, как-то же обходились без такси. Часто ему приходилось сына с собой на работу брать, потому что я еще ездила, подрабатывала в школе на Пурпе хореографом, и приходилось там иногда оставаться ночевать, а муж бывал на работе допоздна.

 

Расскажите о Вашей работе, о том, как формировалась сфера культуры в Губкинском.

 Мы весело жили, интересно. Конечно,  все с "Нефтяника" началось: и КВНы, и "Мисс" всякие, какие только могут быть. Тогда мы проводили много конкурсов: и "Мисс Пурпе", и "Малыш года". Как раз все спартакиады начинались оттуда.  Там, в старом "Нефтянике", и  бассейн же был, и спортзал. "Нефтяник" - это было сердце, душа.

Вечерняя жизнь была активная: по вечерам там проводились  разные мероприятия. Свои дискотеки были, больше городскую деревню с "земли" напоминали, но абсолютно все дружно было.  Там был видеоцентр такой! Работал бар с этим обалденным мороженым, которое такое мягкое, помните, в этих креманках, коктейли делали. Это, наверное, единственное, что было платно; ну и дискотеки, наверное, платные были – какие-то копейки стоили. Все это было в 1989 – 1990 годах. Не хватало территории, я помню точно, потому что в  "Нефтянике" старом даже пристройку сделали для моего отдела,  так как  не хватало помещений для кружков.

Мы с детьми проводили очень много городских мероприятий: 1 июня, новогодние праздники, "Папа, мама, я – спортивная семья". Так что на тот момент, конечно, вся культурная и спортивная жизнь крутилась в "Нефтянике": и шли люди, и играли, и радовались, и без денег все это было.

Зина Погодина была художественным руководителем. Очень творческая, очень грамотная, шикарная ведущая – ну, вообще, просто невероятная женщина. Вот она все эти мероприятия затевала. Зина, конечно, толкач была. У нее под началом был Скрипка, не помню, как зовут, по-моему, Александр, который потом бальные танцы вел, и методистом была Чижик (теперь Иванова) Ирина Борисовна, а у меня в подчинении, в моем отделе, была методистом Терещенко Ирина Евгеньевна. Они потом обе дружно ушли в бизнес. И.Б. Иванова сейчас хозяйка "Любимого" и "1000 мелочей", а И.Е. Терещенко –  хозяйка "Магната", "Ориона" (магазины в Губкинском - прим. авт.).

Директором у нас был Сарычев Сергей Васильевич. Обалденный директор! Их было три брата Сарычевых. Два работали у нас, хорошие все. И когда они уехали, Агеев вызвал меня к себе и предложил место директора «Нефтяника». Я в тот момент еще заочницей была, да и, честно говоря, побоялась. Они с Клиндуховым долго уговаривали меня, но я  отказалась. И Ширманова Надежда Федоровна, она была руководителем хора, предложила Стоянову Марию Ивановну, которая уже работала там то ли завхозом, то ли комендантом каким-то, и пела у Ширмановой в хоре. Грамотная женщина такая, с амбициями.

В "Нефтянике" я отработала, наверное, года четыре, а потом перешла в "Олимп" режиссером. Там был директор Чалов Юрий Петрович. Он, собственно, когда этот КСК открылся, и назвал его "Олимпом". Чалов меня на работу пригласил, и я ушла от Стояновой, потому что почувствовала, что старый состав начали менять потихоньку; Зина Погодина в декрет ушла, ну а я ушла в «Олимп». В "Олимпе" был новый коллектив, но тоже очень дружно жили, хорошо так.

Потом Чалов ушел, директора стали меняться, а мы как работали, так и продолжали работать. С нами в «Олимпе» Нина Сергеевна Ефимова работала художником-оформителем, Ольга Позднякова (Кондратьева)  была  администратором. Из музыкантов были Саша Кондратьев, Сергей Коляда, Саша Евстигнеев, Олег Голокоз. Даже балерина у нас была, Биль Вика, – дети  балетом  занимались. Вот они там все пели, играли, танцевали, ну как-то так дружненько все  в «Олимпе» продолжалось. То же самое, та же работа, свой настроен был лад…

До ухода из "Олимпа" я некоторое время там работала директором, после меня много лет руководила Наталья Дымова, а потом директором стал Сергей Коляда.

 

Среди множества мероприятий, которые Вы проводили, есть, наверняка, такие проекты, которые  запомнились Вам больше всего.

 Помню, проект интересный был, к юбилею Пурнефтегаза. Пурнефтегазу, наверное, было  десять лет. Зина Погодина, я, Толмачева Жанна Сергеевна и Шарга Андрей – мы придумали проект «Мода и время». Что-то вроде театра мод было, с подоплекой такой, что мы приехали на освоение этих земель. Это мы на сцене  «Нефтяника» делали, совместными усилиями участников самодеятельности и работников «Нефтяника».

Жанна Сергеевна Толмачева отлично шьет, она шикарные костюмы придумывала. Все шилось у меня дома. Мы вместе шили, вышивали, шляпы какие-то делали – во главе с Толмачевой Жанной Сергеевной, мы там все в подмастерьях были. Жанна работала учителем во второй школе на тот момент, и делала это просто на добровольных началах.

Это целый концертище  был. Начиналось с того, как мы приехали сюда, к ненцам, как мы ходили в робах, потом показывали, какая мода уже сейчас, вечернюю моду демонстрировали, купальники у нас были – мы в купальниках выходили, ой, боже-боже! Потом детский блок у нас был. Ну, интересный такой очень проект, с юмором где-то. Зина ведущая была с Васей моим, а еще и в костюмы переодевалась. И вот шипишь из-за кулис: «Тяни время, тяни время», чтобы она переодеться успела. 

Делали, как могли. Потому что надо было какие-то технические моменты организовать, чтоб это было интересно. Сцены у нас никакие не вертелись, никакого света – ничего не было. Вот сейчас видео включим, посмотрим – настолько наивность, но хорошая наивность – что могли, то и делали. И нравилось людям, и смеялись, и друзья участвовали. 

Мы два года подряд это шоу показывали. С этой программой на «Барсуки» (Барсуковское месторождение – прим. авт.)  ездили, то есть не только здесь, в «Нефтянике» на город выступали, но и ездили по месторождениям.

 

До выхода на пенсию Вы возглавляли спортивно-оздоровительный комплекс «Ямал». Чем запомнились Вам годы работы в этом учреждении?

К газовикам, в СОК "Ямал" Комсомольского газового промысла общества "Ноябрьскгаздобыча" (сейчас ООО «Газпром добыча Ноябрьск – прим. авт.), я попала с легкой руки Коляды Сергея Геннадьевича. Потому-что к нему пришли, спросили: «Кого предлагаешь? На кого надеешься? Кого не стыдно?" И он предложил мою кандидатуру. Тогда это  был СОК (спортивно-оздоровительный комплекс), сейчас – ЦСиТ (Центр спорта и творчества). Меня приняли режиссёром культурно-массовых мероприятий.

Это был 1999 год. СОК только открылся,  да, он еще даже не был открыт, когда я устроилась туда. Мы пока там красили, мазали. Открытие было, если не ошибаюсь, 22 октября. Вообще, мы с моим мужем открывали СОК "Ямал" – ведущими были. Мы с ним в те годы многие городские мероприятия открывали: на открытии четвертой школы, "Китайского" ресторана ведущими были, ну и, конечно, кучу митингов провели. И причем, получалось, что все городские митинги  в разные годы я почему-то проводила в паре с кем-то другим, не с ним, а у мужа всегда кто-то другой был в паре. Я, в основном, вела с Исмагилом Гильмановым. У него такая хорошая, поставленная речь. Конечно, муж поддерживал меня во всяких начинаниях. Хотя он к тому времени в седьмой школе работал, и потом ушел к газовикам – оператором на "Комсомолку" (Комсомольский газовый промысел – прим. авт.),  но все равно продолжал рядом где-то быть.

В этом году двадцать лет СОКу «ЯМАЛ»  будет. Я пошла туда режиссером, а директором был Яковлев Валентин Ильич. Классный мужик такой, работяга! Строительством занимался, футболист заядлый.

Потом был период, когда часто директора менялись. А до того, как меня директором назначили, был Апостолов Юрий Николаевич. Он по образованию биолог, когда-то в четвертой  школе в седьмом микрорайоне  работал, уже потом к газовикам ушел. Жена его Елена Ивановна работала старшей медсестрой в детском отделении. Апостолов был шикарным директором:  настолько терпеливым, настолько тактичным. Иногда хотелось уж очень покричать, я говорю: «Ну, Юрий Николаевич, ну крикните, пожалуйста!», а он мне: «Анечка,  нельзя». Мне так повезло работать с этим директором.

А когда у нас начались реорганизации (к тому времени я была зам. директора),  сокращения пошли – из тридцати шести человек на данный момент работает двенадцать – наши ставки соединили. Юрию Николаевичу сказали: «Тебе ж до пенсии полгода осталось, через полгода ты уходишь». В общем, две ставки в одну соединили, из директора сделали заведующий, т.е. и моей должности уже не стало, и, как бы, выхода не было, и я стала заведующей.

Коллектив там неплохой. Конечно, в основном, мы в своей каше варились, но очень городу помогали. Могу сказать это с чистой совестью. То есть, пока ни нового «Нефтяника» не было, ни «Олимпийского» (спортивно-оздоровительный комплекс, открыт в 2015 году – прим. авт.), все большие спартакиады у нас проводились, такие, как соревнования УрФО по пулевой стрельбе, где приезжали человек, наверное, по двести. Они проводились либо у нас, либо в спортивном манеже пожарной части. Как правило, открытие было у нас, а закрытие – у них.

Очень сложное, но интересное мероприятие – это спартакиада детских садов. Боже, какая прелесть! Мероприятие, которое просто заряжало позитивом всех, начиная от тренировок и заканчивая закрытием.   Я всегда переживала, лишь бы балкон у меня не обвалился,  потому что такая масса народу приходила на финальную часть.

"Мисс телевидение" мы на базе СОКа проводили.  Я была ведущей с Исмагилом Гильмановым. Интересный такой проект был у телевидения. Они вначале просто территорию попросили; под Новый год, понятно, что все везде занято: "Нам только территорию, ну немного там с девочками поработаете". А потом все это вылилось... Короче,  я с ними там дневала и ночевала. 

 Ну девчонок  же поддержать надо,  они же все боятся: учились ходить, учились танцевать, учились говорить.

Новогодние утренники тоже мы всегда своими силами проводили – ну это везде было, что в «Нефтянике», что в «Олимпе», что в СОКе. И сейчас, в принципе, так же продолжается. Конечно, никто в техническом моменте не сравнится с «Нефтяником» – боже, такая красота! Там такие технические возможности! Но у нас по-своему уютно и хорошо, потому что какая-то такая  визуальность есть, очень близкая.

Очень любила я фишку: если получалась,  какого-нибудь зверушку – зверя года найти. То есть, год змеи был – я привезла удава. У меня на детском утреннике был маленький удавчик, а на взрослых вечерах – огромный такой настоящий удавище. Причем, знаете, что самое интересное: когда Юля Харитонова, которая ведет акробатику, на финальной песне выходила в костюме змеи с этим настоящим удавом, то на фоне костюма сначала-то его было не видно, а потом родители с детьми округляли глаза, потому что он шевелился же. Потом у меня еще  была овечка  на взрослых  вечерах, кролик на детских утренниках. Обезьянку хотели привезти, но там сложности с перевозкой.

 

Вам часто приходилось работать с известными эстрадными исполнителями и актерами театров. Насколько легко или сложно общаться со «звездами»?

 Мне приходилось общаться с «Иванушками», Виктор Салтыков приезжал, другие «звезды». Лет пять-семь назад «Бони M» у нас в СОКе «Ямал» был. Ну, эти звезды эстрадные… так... на понтах все. Вот у театральных звезд понтов меньше. Вообще, мне кажется, самое интересное все-таки, когда приезжают народные хоры, коллективы. Под них и танцуют люди, под них и поют. Очень нравилось работать с военным оркестром из Екатеринбурга. Какие они красавцы! Такие вот умнички, такие очень пунктуальные, очень обязательные, очень все культурные – ну обалденный коллектив. С Кубанским хором очень хорошо работать. Костолевский, когда спектакль у  него был, – обалденный вообще! А Безруков! Вот он стоял на сцене, вот эта вот мощь с него прет! Я думала, что он сердце себе отколотит: он, если говорит, стучит так по груди, аж на весь зал слышно. И потом он вышел весь изможденный. Весь отдался! Вот весь! У него не то, что сил не осталось после спектакля, он даже ужинать не поехал, попросил его сразу в Ноябрьск отвезти. Я бы сказала так: «Высоцкий & Безруков». Вот это на одном уровне, конечно.

          

Сейчас Вы уезжаете из Губкинского, перебираетесь на постоянное место жительства в Анапу. Как Вы оцениваете эти годы,  прожитые на Севере?

 У нас тридцать лет будет в сентябре, как мы на Севере. Уже три года я на пенсии. Конечно, очень благодарна этой земле. Благодарна жителям города. Люблю очень город. Но  уже немножко устала от холода, от  мороза.        Мы купили в пяти километрах от Анапы домик. Ну, я думаю, что мы там скучать не будем: в том году у нас в гостях за лето было пятьдесят четыре человека из нашего города – это которые с ночевками. А без ночевок еще было сорок семь – это которые на обед, на ужин, с подарками, с гитарами…

Я благодарна вообще  тридцати годам этим, которые  были здесь. Я думаю, что это новый этап в жизни. Надеюсь. Всех очень люблю. Конечно, по Губкинскому очень буду скучать. И конечно же, буду наведываться в гости.