История 17. Об отряде «Молодогвардеец», первой свадьбе, танцах в поезде и о ведрах мошкú (из воспоминаний Пешкун Владимира Леонидовича и Анны Тихоновны).

Владимир Леонидович, Анна Тихоновна, расскажите, как начиналась Ваша северная история.

Анна Тихоновна: Мы жили в Белоруссии - я в Бобруйске Могилевской области, Владимир – в г. Речицы Гомельской области. Познакомились в 1980 году в поезде, когда сюда ехали комсомольским отрядом «Молодогвардеец».

После школы я работала швеей-мотористкой. Узнала, что идет набор на комсомольские стройки и поехала. Родителей у меня не было, и я, честно говоря, ехала заработать денег, обуться и одеться. Мне всего восемнадцать лет было. Ехала на полгода, ну на годик от силы, и застряла на тридцать шесть лет.

Владимир Леонидович: А я водителем работал на «земле», мне было двадцать четыре года.

Анна Тихоновна: Словами не передать, как мы ехали. Это был настоящий праздник! Никогда, наверное, не забудется, как нас встречали на Комсомольской площади в Москве, как по городу возили, как для нас Дин Рид выступал, Юрий Антонов пел. С напутственными словами к нам Валентина Терешкова обращалась. Это было в гостинице «Россия». Вечером организовали танцы, очень весело было. А сразу после мероприятия мы сели на поезд и поехали дальше. Нас в каждом городе встречали хлебом-солью. Везде, куда мы приезжали, были митинги: в Казани, Екатеринбурге, Тюмени, Сургуте.

 

Вам пришлось много дней провести в дороге. Расскажите, как вы добирались.

Анна Тихоновна: Ехали весело, даже танцы в ресторане устраивали. Правда, уже здесь, на Севере, очень долго от Ноябрьска добирались, часов восемнадцать, наверное.

Владимир Леонидович: Рельсы-то еще незакрепленные были, они просто сверху на шпалах лежали, и поезд ехал где-то километров пять-шесть в час.

Анна Тихоновна: Мы опаздывали намного, нас встречать уже дрезину отправили. Через Пяку-Пур тогда еще моста основного не было, его только строили, а был обводной, временный – сваи были забиты, и лежала обрешетка, и вот потихоньку мы по нему ехали.

Мы приехали часов в девять вечера, нас оставили ночевать в вагонах. Начались танцы, а рельсы-то не закреплены – вагоны начали прыгать, нас ведь двести человек приехало. Чтобы мы не прыгали, официантки пошутили: посыпали перцем кругом – все начали чихать, и танцы прекратились.

 

Романтика Севера для многих начинается с палаток. Какое жилье было подготовлено для «молодогвардейцев»?

Анна Тихоновна: В Белоруссии, когда еще нас только агитировали в отряд, нам говорили, что мы будем жить в палатках. А приехали, уже были построены общежития. В палатках начинали те, кто приехал раньше, в 1978 году, – Пурпе строить.

Владимир Леонидович: Утром, когда нас уже вели из поезда к общежитиям, мы увидели, что кругом лес, все думают: «Куда мы приехали?» Ну привели нас… Стоят четыре общежития. Деревянных, щитовых. Говорят: «Вот это ваше».

Анна Тихоновна: Было одно женское общежитие и три мужских. Девушек было намного меньше.Их ценили, оберегали.

 

Расскажите о Ваших первых трудовых буднях.

Владимир Леонидович: Мы двадцатого приехали, а на следующий день, получается, двадцать первого, у нас был субботник. Дали спецовку и – вперед!

Анна Тихоновна: Когда приехали, у каждого из нас были разные специальности. Здесь уже учились – кто на плотников, кто на штукатуров. У нас сразу обучение было организовано. Нас особо не спрашивали, кем бы мы хотели быть, просто выбора такого не было.

Владимир Леонидович: Нам сразу говорили: «Пойдешь плотником». Нас, парней, человек, наверное, сто десять или сто двадцать приехало – водители одни. А тут три машины всего было. Ну вот – топор в руки и вперед! И сразу с первых дней у нас были и обучение, и работа одновременно. Мы коттеджи строили, из шпал их собирали. Ставили два вагончика жилых и между ними все зашивали. Крана не было, все на руках. Когда второй этаж возводили, шпалы на веревках наверх тащили. Ну а что? Хлопцы здоровые.

Анна Тихоновна: А мы отучились и были штукатурами. Трудно было - не передать словами. Каждый раз, возвращаясь с работы, начинали собирать вещи, чтоб домой ехать. Особо донимала мошкȧ. Ее столько было! Вот, например, носилки стояли с раствором, и мы с двух сторон от носилок друг друга не видели - это просто была стена! В комнатке мы по ведру мошки выметали. Я помню, нам привезли машину раствора, выгрузили, а мы все собрались и ушли, потому что не смогли работать вообще. Потом закапывали этот раствор, так как он схватился уже. Потом нас перевели в ночь работать, потому что ночью мошки нет, только одни комары были.

 Владимир Леонидович: Пока мошка была, мы работали по ночам. Ночи же летом белые были. Мы уже потом путали – где день, где ночь. Иногда встанешь вот так, и думаешь, а сколько время?

 

Все ли выдерживали такие трудности?

Анна Тихоновна: Поначалу сбежало много. Именно из-за мошки. Очень тяжело было выдержать. Но многие остались… Когда 25-летие отряда отмечали, нас сорок человек здесь было.

 

Командиром вашего отряда был Анатолий Геннадьевич Подъячев, а комиссаром – будущий глава города Губкинского Валерий Владимирович Лебедевич. Как складывались ваши отношения с командиром и комиссаром?

Владимир Леонидович:Мы были все на равных.Они ведь ровесники наши были. Работали так же, как и все. Валерий Владимирович Лебедевич тоже сначала плотником был, а потом, где-то через год, его в Тарко-Сале забрали, в райком. И Подьячева Анатолия Геннадьевича тоже потом туда перевели.

 

Многие, кто начинал свой северный путь в далеких 80-х, отмечают неустроенность быта, отсутствие необходимых продуктов питания.

Анна Тихоновна: С питанием вообще хорошо было.

Владимир Леонидович: Ага, вымя коровье давали.

Анна Тихоновна: Ну это в столовой. А так, мы готовили в общежитиях, старались в столовую не ходить. Посуды у нас не было, был только чайник (кто-то из дома привез) и самодельный кипятильник. Суп из пакетиков кипятильником варили.

В магазинах была, в основном, консервация, перец болгарский фаршированный, огурчики «ассорти», компоты всякие, селедка, консервы «Завтра туриста», сухая картошка, соломкой порезанная. Но она как клейстер была, невкусная. Мяса, колбасы, конечно, не было. Из мясного, в основном, только тушенка была. Мы из нее даже котлеты делали. Правда, еще были оленина и сайгатина. Сайгатину привозили откуда-то с «земли».

Владимир Леонидович: Даже американских бизонов привозили.

Анна Тихоновна: Да-да, я и говорю, что все было импортное.

 

А одежду где покупали?

Анна Тихоновна: В спецовке ходили. Какая здесь одежда? Валенки да сапоги резиновые.

 

Ваша свадьба была самой первой в отряде. Расскажите о ней.

Анна Тихоновна: Свадьба у нас была седьмого июня. Играли ее здесь, в Пурпе. Свадьба веселая была, человек сорок было. Свадебное платье мне из Надыма привезли, без примерки – кто-то летал в командировку. Фата моя потом уже пошла по кругу, все стали пользоваться. В то время ведь купить здесь негде было. Кольцо только мужу привезли, а у меня кольца не было, не нашлось моего размера, брали у кого-то, так как надо было традиции в ЗАГСЕ соблюсти.

За спиртным летали в Тарко-Сале. Сухой закон был, на свадьбу выдавали талончик из сельсовета. В Тарко-Сале спиртного не оказалось. Мужу пришлось на АН-24 в Сургут лететь. Летал один, та как для меня билета не было – как раз лето началось, отпускники ехали. 

Анна Тихоновна: Регистрировали нас в вагончике, возле которого стояла такая избушка деревянная на курьих ножках, и на ней было написано «ЗАГС».

Владимир Леонидович:Из ЗАГСА шли по улице пешком, с баяном.

Анна Тихоновна: Свадьбу играли в котлопункте, так называлась наша столовая. Он находился в одном здании с магазином и пекарней. Позднее большую столовую построили и магазин тоже туда перенесли.

Владимир Леонидович: Где-то у вас в музее были часы деревянные, коричневые такие, настольные. Это нам на свадьбу подарили. Мы их потом в музей передали. А самым главным подарком были ключи от комнаты, Анатолий Подьячев нам их вручил. Ребята потеснились, освободили нам комнату.

Анна Тихоновна: Уже потом, когда муж перешел из СМП-611 (строительно-монтажный поезд - авт.) в СМП-304, нам дали двухкомнатную квартиру в деревянном доме. А в 1985 году, когда он перешел на железную дорогу работать, мы получили капитальную квартиру.

А я поработала чуть-чуть штукатуром и перешла на работу в детский садик, в прачечную. У нас уже тогда дочка родилась. Я в декрете всего три или четыре месяца была. С коляской на работу ходила. Тогда все так работали. Днем стирала белье детское, а муж – он подрабатывал там сторожем – всю ночь его гладил.

Садик – назывался «Березка» – тогда располагался в деревянном доме, занимал небольшую его часть. А во второй половине люди жили. Детей в садике всего человек восемь было. В 1981 году сдали новый дом и открыли новый садик.

 

А как здесь обстояло дело с медициной?

Анна Тихоновна: Больницы у нас не было. В отряде был свой медик, а в поселке медработником была Римма Николаевна Василенко. Поначалу фельдшерский пункт располагался в комнате общежития, уже позднее для него было построено отдельное помещение.

Детей рожать мы в Тарко-Сале ездили. Летали на вертолете. На обследование в Ноябрьск ездили, в Ханымей, там больница была. На поезде ездили - на «бичевозе». 

Владимир Леонидович: Интересный поезд, три вагона и все. Кто первый заскочил, верхнюю полку занял, тот и поехал дальше. Порой тепловозом добирались - идет грузовой состав, останавливается на станциях. Зато удобно - вышел на рельсы, смотришь, идет, гудит ….

 

На долю «молодогвардейцев» выпало много трудностей. Но ведь не только работой жили. Расскажите , как вы отмечали праздники.

Владимир Леонидович: Праздновали 1 мая, День физкультурника, День строителя, День молодежи.

Анна Тихоновна: Спортивные соревнования устраивали – бегали за оврагом в лесу. Каждые выходные в клуб на танцы ходили. Клуб к приезду отряда был построен.

 

Через два года отряд «Молодогвардеец» будет отмечать свое 40-летие. По-разному сложилась жизнь многих «молодогвардейцев»: кто-то уже уехал с Севера, а кто-то до сих пор живет и работает в нашем городе. А где сегодня живете вы и ваша семья?

Анна Тихоновна: На Севере мы 36 лет прожили. Здесь детей вырастили: дочь и сына. Сейчас переехали в Тюмень, там нам квартиру двухкомнатную по переселению дали. В Пурпе теперь к дочери и внукам в гости приезжаем.