История 29. О второй и четвертой школах, Городской Думе, образовательных проектах и об учебнике географии (из воспоминаний Поляковой Тамары Юрьевны).

Тамара Юрьевна, расскажите, как Вы приехали на Север, с чего началась ваша северная биография.

 Мы жили в городе Бердянске. В 1987 году муж моей знакомой уехал на Север, устроился на работу на пятую автобазу, и потом сделал вызов моему мужу. А в августе 1987 года главный бухгалтер этого предприятия, дочь которой я готовила к поступлению в Бердянский пединститут, сделала вызов мне. Вызов у меня был в школу №1 поселка Пурпе. Но туда меня не взяли – может, не понравилась, может по какой-то другой причине, хотя я до этого уже четыре года работала заместителем директора школы и была отличником просвещения Украины. Мне сказали: «Вы езжайте в город Губкинский, там новая школа, директор Голубев Николай Петрович». И я поехала в город Губкинский, пришла к Николаю Петровичу, он посмотрел мою трудовую, награды, но тоже меня не взял с первого раза, потому что место учителя географии было занято – он уже принял на это место Минзялю Галиевну Нигматуллину. Она учитель химии по специальности, но тогда нехватка кадров была. И потом, уже 30 августа, мы с ним случайно встретились в магазине, и он говорит: «Что ж вы не приходите? Приходите. Я Минзялю Галиевну направил директором вечерней школы, а вы будете учителем географии». Вот так я начала работать на Севере, в школе №2.

 

Как встретил Вас Север?

Ехали сюда, конечно, с опаской. Ехали долго, на поезде, с ребенком. Но Вы знаете, когда мы вышли на станции Пурпе – это я никогда не забуду – я увидела голубое-голубое небо, высокие-высокие сосны, как мне показалось, и яркое-яркое солнце. Наверное, судьба моя была приехать сюда, потому что меня вот так встретил Север.

 

А каким Вы увидели город Губкинский, когда приехали сюда? Какие трудности Вам здесь пришлось испытать?

Губкинский тогда представлял собой море песка и много воды, резиновые сапоги были основной обувью. Но был уже третий микрорайон, была школа. Поначалу мы жили у знакомой в поселке Пурпе, у меня еще сын был маленький, в четвертом классе учился. Ездили на попутных машинах, но это было очень легко, потому что все останавливались, все подвозили. А ко Дню учителя, в октябре, Анатолий Афанасьевич Ткаченко, первый председатель сельсовета, выделил на нашу школу целых семнадцатьквартир. Это вообще был подвиг. Тогда многие наши учителя получили жилье. А меня к тому времени, поскольку я была членом КПСС (нас всего в школе было трое членов партии), избрали председателем профкома. И сразу предложили квартиру в третьем микрорайоне. Был выбор: однокомнатная, либо с подселением, с другой семьей, двухкомнатная. Я, естественно, выбрала однокомнатную квартиру. В доме двадцать восемь в третьем микрорайоне.

Трудности первое время, конечно, были. Мы приехали с Украины, где всего много, и здесь ощущали нехватку продуктов: когда их привозили, мы всё брали ящиками. К кому не приди домой – мешок макарон стоит или ящик кофе. Был тотальный дефицит, все было по талонам, но жили в то время все одинаково. Я на уроке экономики даже рассказываю сейчас, что ни у кого не было шкафов, у всех были самодельные плечики, еще какие-то вещи. Никогда не забуду, как на заседании профкома мы делили кроссовки, спортивные костюмы. Какие только способы не придумывали, чтобы справедливо все распределить. Но способов таких не было, вытаскивали жребий: если это кроссовки, то размер не тот попадался, и мы менялись друг с другом.

Запомнился 1995 год, когда мы были ещё в составе Пуровского района, и нам полгода не платили заработную плату. Это был шок, когда выдавали зарплату, например, сливочным маслом… Все жили в долг. Денег не было, чтобы съездить в отпуск. Нам давали какие-то сертификаты в банке, которые мы должны были где-то обменять на юге. Все в таком стрессе пребывали, но мы всё пережили, у меня в большей степени позитив от тех времён остался. Я помню, что люди были открыты, были вообще другие. Все помогали друг другу, ходили друг к другу в гости, все вместе отмечали праздники. Вообще радовались жизни, были очень веселые.

В школе проблемы были с нехваткой помещений, так как была большая наполняемость классов. В 1987, 1988 годах в три смены учились. К тому времени уже построили Дом быта, и третья смена там занималась. Но жили дружно. У нас был очень хороший хор учителей, мы пели: «И Ленин такой молодой…». Вы знаете, мы сами понимали – на Север не каждый поедет. Ехали люди очень сильные духом, с сильным характером. Ну, вот, смотрите: из того 1987 года, из школы №2, вышли Агаркова Таисия Ивановна (она стала директором музыкальной школы), Журавлева Валентина Васильевна (директор школы коррекции), Нигматуллина МинзяляГалиевна (директор третьей школы), я стала директором четвертой школы, Голубев Николай Петрович и Голубева Любовь Ивановна сегодня возглавляют филиал УдГУ. В школе был сильный состав. Все были личности, все со своими характерами, приходилось притираться, выстраивать коммуникацию. Конечно, многие уже на «землю» уехали. Пожалуй, одна остаюсь в городе из тех первых учителей, кто до сих пор работает в школе.

В первые годы здесь не было никаких развлечений, пока «Нефтяник» не открылся. Мы в школе проводили все праздники, на лыжах ходили, за грибами по осени ездили. “Пурнефтегаз”, помню, выделял вертолёт, мы летали за клюквой на болото. Ну вот, представьте, вертолет за клюквой… Один час полёта сколько стоил! Но ведь это было. Детей на всякие пикники, в походы водили, возили на экскурсии. Мы все были из Советского Союза, и активность привезли сюда.

В конце 1987 года ТНГС (ООО «Тарасовскнефтегазстрой» - прим. авт.) открыл пионерский лагерь в Евпатории. Всем предлагали там поработать, и все отказывались. А я, когда еще училась в институте, два-три года работала старшей пионервожатой. Поэтому согласилась поехать, вместе с мужем и ребенком. И многие тогда туда семьями поехали, и все вместе работали: Ломкины, Бордиковы, Максименко, Темчуки. Темчук Александр Петрович был радистом, он дискотеки проводил. И лагерь, конечно, сдружил нас.

К концу второго года работы (это уже был 1989 год) директором стала Чихунова Светлана Михайловна. Голубев Николай Петрович тогда перешел от нас в другую школу, чем были мы очень недовольны, потому что он действительно хороший директор. Благодаря ему вообще состоялась вторая школа. У нас с первого сентября за каждым классом были закреплены шефы, все подразделения Пурнефтегаза. У меня было Тампонажное управление. Кабинет географии, который оборудовали тампонажники, буквально, до того времени, пока в здании школы «Современник» не поселился – тридцать лет ровно – был таким, каким его сделали в 1987 году. Виктор Гаврилович Агеев очень часто приходил, контролировал, что сделали, как сделали, и что еще нужно, чего еще не хватает. Тогда чаще к Агееву обращались, генеральному директору “Пурнефтегаза”.

По тем временам “Пурнефтегаз” не жалел средств для детей, выделял деньги на поездки, и когда мне дали классное руководство в седьмом классе, с детьми летали на вертолёте в Тольку, несколько раз в Харампур ездили, были с ними в Ташкенте, в Москве. В классе родители были Демины Людмила Семеновна и Алексей Леонидович, вместе с ними столько мероприятий проводили! У меня в этом году сорок лет педагогического стажа, из них, получается, я учителем работала только шесть лет, все остальное – стаж административный. И знаете, этот класс был – мы с детьми просто душа в душу жили. Им более сорока лет теперь, до сих пор общаемся. Многие из них стали руководителями, и они сообщают о своих результатах мне, как учителю. С Таней Агарковой (она была лидер в классе, сейчас в Москве живет), Лаюк Яриной (она начальник управления корпоративных коммуникаций на предприятии ТЭКа в С-Петербурге), Юлей Кузнецовой мы поддерживаем все годы отношения: радуюсь их достижениям. Многие из этого класса остались в Губкинском, они уже своих детей приводят в школу.

Уже в те годы наши ученики везде участвовали, конкурсов было очень много, поэтому вторую школу считали самой лучшей. Там был своего рода отбор: если плохо учишься, ты мог вылететь оттуда, и поэтому много медалистов было. Светлана Михайловна Чихунова была строгим директором. По инициативе В.Г. Агеева во второй школе открыли филиал от московского лицея №46, готовили наших выпускников к поступлению в МГИМО. Наши ученики имели качественную подготовку и поступали в престижные ВУЗы. 15 лет работали совместно с государственной академией нефти и газа им. Губкина.

 

Вторая школа была для Вас своеобразной стартовой площадкой. Сейчас Вы возглавляете губкинскую школу №4. Расскажите, как вы стали директором?

 В 1990 году у меня родился второй сын, а когда я вышла из декретного отпуска, была назначена заместителем директора школы № 2. В 1999 году, когда ушла Татьяна Ивановна Киселева, директор четвертой школы, мне предложили возглавить эту школу. Татьяна Ивановна сама была инициатором этого. Было страшновато, хотя учителя меня знали, но я старалась завоевать авторитет в другом коллективе.

Вообще, мне раньше предлагали и в другие открывающиеся школы директором, но как-то не сложилось.

 

Вы сказали, что завоевывали авторитет. Но у Вас уже в те годы был такой авторитет, который не надо было завоевывать.

 Я, во-первых, сама пример показываю. До сих пор дети по экономике занимают первые места на олимпиадах, ни одной школе не удалось достичь таких побед. Когда я пришла в четвертую школу, как раз в тот год там набрали четыре десятых класса, собрали детей со всего города. Школа тогда занимала последнее место по всем рейтингам, дискотеку нельзя было без милиции проводить – вот такой был подбор. Но постепенно удалось как-то все наладить.

Когда я пришла в 1999 году, проводился конкурс на грант фонда Сороса, и я предложила учителям: «Давайте поучаствуем». Даже завучи не понимали, зачем вообще это надо делать. Но я где-то заставляла, где-то инициировала, и постепенно как-то все привыкли, потому что главный принцип моей работы менеджера – создать условия и организовать участие. Задача – создать развивающую среду. И поняв уже важность этого, все (каждый в своем направлении) активно работали. Здесь главное – команда. В четвертой школе хорошая команда единомышленников – заместителей и учителей, и, конечно же, учеников и родителей.

В 2006 году началась реализация проекта «Школа ВУЗ Предприятие» по инициативе НК “Роснефть”, был открыт первый на Ямале и в России «Роснефть-класс». Когда начинали, этот проект бесплатный был, на энтузиазме первый год, но с каждым годом активнее выстраивали коммуникацию с ООО «Пурнефтегаз». Cегодня мы лучшие в нефтяной компании «Роснефть» среди ста двенадцати «Роснефть-классов». По итогам 2017 года были первые, в 2018 году в тройку не вошли – снизился процент поступивших в нефтяной ВУЗ.

 

Сегодня вы не только директор одной из лучших школ города, но на протяжении многих лет являетесь председателем Городской Думы. Расскажите, как Вы пришли в Думу?

В 2000 году, когда набиралась новая Дума, я была в составе делегации от Ямала в Соединённых Штатах Америки, как раз в составе делегации была Сидорова Ирина Кенсориновна, которая работала в то время в Муравленко заместителем начальника департамента образования. Во время поездки Валерий Владимирович Лебедевич предложил мне стать депутатом Городской Думы, можно даже сказать, заставил. Я долго колебалась, думала, что это вообще не мое. В общественной-то жизни я всегда участвовала: в школе была председателем совета дружины, потом членом студенческого совета, комсоргом группы, всю жизнь была активной. Но политика… Все-таки быть директором школы для меня более привычно. Детей люблю. До сих пор уроки для меня – это такая отдушина. Я захожу в класс, и получаю столько позитива! Это любимое дело, это вся моя жизнь, это карма. Да, школа – это моя карма.

Но и в итоге, я все-таки согласилась, и когда прошла в Думу, я была там единственной женщиной. Второй состав Думы так меня закалил! Там были Харламов Виктор Рудольфович, Пяткин Николай Николаевич, Петровский Владимир Антонович. Это были люди – хозяйственники, конструктивные, жесткие. И когда я пыталась лоббировать что-то про образование и все прочее, они меня ставили на место. Я не умела конструктивно высказать свою мысль, предложить что-то, я только эмоционально возмущалась. В итоге они меня научили этому конструктиву за год, потом завоевала авторитет, потому что я брала карандаш, и, как учитель, все записывала, все главные мысли выделяла, все анализировала. И это впоследствии давало мне возможность активно выступать на заседаниях Думы.

А когда Валерий Владимирович предложил мне стать председателем Думы, я тоже страшно сомневалась, потому что трудно быть председателем, где одни генералы, где все личности, умеющие принимать решения, как бы настроенные на то, что все должны им подчиняться. А тут еще и женщина. Была единственная женщина-депутат пять лет. Но в следующем созыве были уже Таисия Ивановна Агаркова, Светлана Николаевна Боровкова. Сейчас мы вместе с Молокоедовой Оксаной Алексеевной работаем.

Мы, депутаты Городской Думы, всегда занимаем активную жизненную позицию. И в округе это знают, нас отмечают, у нас аппарат очень квалифицированный, и главное наше достижение, что в 2012 году мы с Людмилой Николаевной Ивановой, руководителем фракции «Единая Россия» в Законодательном собрании отстояли идею бесплатного питания учащихся с 1 по 11 класс. Сегодня мы – единственный город на Ямале, частично ещё Муравленко, где дети питаются бесплатно. Мы добились того, что порядка шестидесяти миллионов ещё выделяется дополнительно городом. Все, конечно, удивляются этому, что у нас здесь «Советский Союз».

 

Вы очень занятой человек, совмещаете такие высокие должности, но, несмотря на большую занятость, написали учебник по географии. Как вам это удалось?

Это был целый учебно-методический комплекс. Я написала методическое пособие для учителей, которым до сих пор пользуются, «Занимательную географию Ямала» и рабочие тетради для учащихся, хрестоматию вместе с учителем географии. Тогда мы работали по учебнику, изданному Тюменским государственным университетом. Мне Господь помогал. Я работала учителем географии и знала, как тяжело вести предмет, не имея методического обеспечения. Профессора Тюменского университета такой заумный учебник написали, по нему трудно было работать. Я села и за каникулы каркас пособий набросала. В городе тогда работала Галина Владимировна Бывалина, кандидат наук. Она помогла мне все это собрать, написала концепцию, структуру вывела. Потом был конкурс в Салехарде, и там материалы победили, пособия издали в издательстве «Просвещение» в 2004 году.

 

Тамара Юрьевна, за годы работы на Севере Вы внесли неоценимый вклад в развитие города Губкинского. А чем для Вас стал Север?

Север, конечно, очень много значит, потому что больше половины жизни прошло здесь, в Губкинском, ничуть не жалею, что сюда приехала. Хотя я человек солнечный, моя душа тоскует по югу, и сейчас все чаще мысли возникают, чтобы уехать. Но я рада, что не ушла полностью в политику, несмотря на то, что у меня была такая возможность, осталась в образовании. Хотя три телеги везти очень трудно, ведь было время, когда я еще «Единую Россию» возглавляла в течение трех лет. Здесь, на Севере, вокруг меня много людей, порядочных, надежных, с которыми, даже когда они уезжают на «землю», все равно поддерживаю отношения. В частности, это Агаркова Таисия Ивановна, с ней очень дружны, и в гостях у нее в Геленджике были. Старший сын с семьей живет здесь, в Губкинском, работают вместе с невесткой на предприятии ТЭКа. Внук пошел в первый класс 4 школы, еще один подрастает, таким образом, в семье преобладают мужчины: муж, два сына, два внука. И мы с невесткой. Младший сын работает после окончания С-Петербургского университета в Питере на предприятии ТЭКа и пока делает карьеру.

Я понимаю, что Губкинский – это очень хорошее место для воспитания детей. Все близко – пешком можно до школы дойти, спокойно, экология более-менее нормальная. Здесь пришла мудрость какая-то, опыт приобретен, и, конечно, самое главное достижение – это то, что мне вместе с замечательным коллективом удалось создать четвертую школу именно с развивающей средой. В этом году мы разработали проект «Назад на Ямал». Все говорят, что мало выпускников возвращается. Благодаря совместной работе с ООО “Пурнефтегаз” более сорока выпускников вернулись на работу в «Пурнефтегаз». Когда молодые возвращаются после окончания ВУЗов на Север, у города есть будущее. Значит, и я внесла лепту в процветание нашего любимого Губкинского.