История 1. О болотниках, гладиолусах в тундре, ржавой воде и самых вкусных бутербродах (из воспоминаний Погосян Галины Владимировны)

Галина Владимировна Погосян приехала к мужу на Север 15 ноября 1986 года. Он уже устроился на работу в Пурнефтегаз и теперь ожидал приезда жены и сына-пятиклассника. Север встретил Галину с сыном лютым морозом. Минус 60°! Таких холодов ей, уроженке Молдавии, испытывать ранее не приходилось. Вышла на вокзале и заплакала. Но назад дороги не было, нужно было привыкать, стали потихоньку осваивать новые для себя места.

Муж Галины Владимировны заранее подготовил для семьи жилье на БПТОиКО (база производственно-технического обслуживания и комплектации оборудования, позднее переименована в УПТОиКО). База располагалась напротив ныне действующего железнодорожного вокзала на станции Пурпе. Ее работники с семьями жили в вагончиках-общежитиях, «самстроевских» домах, балках и бочках. Семья Погосян занимала две комнаты по 9 квадратных метров в одноэтажном общежитии «Вахта-19». Из мебели были только кровать да пара тумбочек. Благо, кругом шло строительство, люди находили остатки строительного материала - из досок сами сооружали нехитрую мебель. Неотъемлемой частью многих домов в то время были небольшие деревянные, а иногда и металлические, самодельные холодильники за окном. В них в холодное время года хранили рыбу, грибы, ягоды. - Мы их называли «Сургут-2», - вспоминает Галина Владимировна, - Откуда пошло такое название – не знаю. За грибами, ягодами далеко ходить не нужно было – они росли прямо под окнами.

Особых бытовых проблем не испытывали. Правда, вода был привозная – ту, что текла из крана, нельзя было не только пить, но и мыться в ней было невозможно, она была ржаво-коричневого цвета, с сильным металлическим привкусом. Приходилось идти на разные уловки: чтобы постирать, для очищения воды в нее добавляли лимонную кислоту. А еще муж сделал в батарее небольшой краник, прикрутил к нему лейку для душа - мылись водой из системы отопления.

С продуктами в то время тоже было трудно. Все овощи, которые завозились с «большой земли», поставлялись в сушеном виде: картофель, морковь, свекла. Молоко тоже было сухое, а еще - сухой яичный порошок. Однажды завезли целый вагон свежей картошки, а она померзла в дороге. Но многие все равно ее покупали – так хотелось свежих овощей. Разные вкусности старались привозить из отпусков. - Я каждый раз везла с собой два-три килограмма конфет-леденцов, - вспоминает Галина Владимировна. Особым деликатесом была колбаса, которую также везли с «большой земли». Делали из нее бутерброды и устраивали детям праздник. Мой сын, которому уже 44 года, до сих пор любит «те самые – из детства» бутерброды с колбасой и огурчиком.

Одежды тоже никакой в магазине не было. Да наряды особо и не нужны были. Ходили в крытых полушубках и теплых пуховых платках – тех, что в поездах «коробейники» продавали. Укутывались в них так, что только глаза были видны. О туфельках даже не мечтали. Самой востребованной обувью были резиновые сапоги. Мужу на работе «болотники» выдавали – вот в них и ходили. Маленьких размеров не было – довольствовались тем, что было. - Идешь по грязи, а она прямо засасывает. Сделал шаг – один сапог в грязи сзади остался. Поворачиваешься назад, чтобы его вытащить, второй в жиже увяз. Так и стоишь босиком, а сапоги рядом, полные грязи.

Дети с БПТОиКО учились в школе в п. Пурпе. Добирались на «вахтовке». Кто-то из родителей ежедневно сопровождал школьников. Народ в поселке был дружный. Чувство коллективизма, помощь и взаимовыручка были постоянными спутниками новопоселенцев. Двери домов никогда не запирались. Воровства не было. Да и людей случайных тоже не было, приезжали на работу только по вызову работодателей.

С теплотой Галина Владимировна вспоминает один случай:

- Детям работников Пурнефтегаза, в их числе и нашему сыну, выделили путевки в пионерский лагерь в г. Туапсе. Дорога была непростая, сначала везли детей на «вахтовке» до «вертолетки». Вертолетом они летели до аэропорта г. Ноябрьска, а уже оттуда – на юг. Обратная дорога была такой же сложной. Каково же было наше удивление, когда мы увидели своих детей, выходящих из вертолета с огромными букетами гладиолусов в руках. Мы, северяне, много месяцев не видевшие живых цветов, радовались букетам не меньше, чем вернувшимся с отдыха детям. Спасибо большое сопровождающей, которая посоветовала детям сделать такой необыкновенный подарок родителям!

В 1989 году нам дали квартиру в городе, в 6 микрорайоне, - рассказывает Г.В. Погосян. Прежде чем получить ключи от квартиры, необходимо было отработать определенное количество часов на уборке строительного мусора в только что возведенном доме. Рабочих рук не хватало, поэтому привлекали новоселов. На работу от БПТОиКО до города добирались на попутках. В те годы не было необходимости поднимать руку, чтобы остановить попутную машину: любой транспорт - «вахтовка», КРАЗ, УАЗ останавливались и подбирали стоящего на дороге пассажира – таковы были неписаные законы Севера.

Город рос и развивался на наших глазах, - продолжает вспоминать Галина Погосян, - помню, как бегали в единственный, расположенный на промзоне, магазин – сейчас на этом месте, около «Никавтоцентра», построен двухэтажный - «Охота и рыбалка», как покупали «с машины» у частников продукты питания на маленьком рыночке около «Трех поросят» - так в народе называют три стоящих вместе магазинчика на проспекте Губкина, как бегали на переговорный пункт и по 3-4 часа ждали звонка с родины, как выписывали газеты и «по блату» доставали книги, как добирались до работы на самом первом в городе стареньком автобусе, как уже в 1997-м выбирали главу города. Прошло более 30 лет, город стал для меня родным. До сих пор иногда встречаю старых знакомых, с которыми начинали осваивать Север – значит, не уехали, значит, и для них Губкинский стал второй малой родиной.