Цепь времени

Современные процессы неразрывно связаны с прошлым. История археологических исследований на территории Ямало-Ненецкого автономного округа насчитывает всего 70 лет. Они носили эпизодический характер и поэтому Пуровский район, к которому территориально относится город Губкинский, остается до сих пор огромным «белым пятном» на археологической карте Западной Сибири.

С 1997 года в музее реализуется проект «Цепь времени».. По инициативе музея археологической экспедицией УрГУ (Уральского государственного университета) была произведена разведка на территории города Губкинского и его окрестностей по берегам рек Пяку-Пур, Харампур и Кальпяс-яха.

В результате разведки было открыто 44 археологических памятника: 4 городища, 23 неукрепленных поселения, 15 промысловых стационарных комплексов (ловчие ямы), 1 могильник, 1 местонахождение. На левом берегу реки Пяку-Пур в районе г. Губкинского памятники единичны и обнаружены только в устьях мелких притоков. Совершенно иную картину дает бассейн реки Харампур. Результаты разведки позволяют предполагать, что правобережье Харампура в его нижнем течении использовалось древним населением в качестве промысловой территории, т.к. открытые здесь поселения невелики и относятся, скорее всего, к типу сезонных. Основной массив памятников выявлен в устье р. Кальпяс-яха и на прилегающем участке течения р. Харампур. По «плотности» археологических объектов этот участок уникален и сравним лишь с немногими подобными скоплениями, известными на территории Ханты-Мансийского автономного округа (урочище Барсова гора под Сургутом, речка Быстрый Кульеган на правобережье Оби, ниже Сургута.). Подтверждена закономерность: древние поселения и промысловые сооружения располагаются в тех местах, которые и в настоящее время используются коренными жителями для основных хозяйственных занятий: рыболовство, охота, выпас оленей, а также для устройства постоянных и сезонных пастбищ.

Большое научное значение в ходе археологических исследований имеет открытие городищ. Сосредоточение памятников этого типа на небольшом участке берега Харампура, вблизи устья р. Кальпяс-яха является свидетельством неспокойной обстановки в определенные периоды древности. Обитатели данной территории обеспечивали ее охрану и контроль над водными путями строительством укрепленных поселений на ключевых участках городища с усложненными фортификациями (города с бастионами). 

В августе 1998 года по инициативе Губкинского музея освоения Севера экспедиция УрГУ провела раскопки разведанных в 1997 году археологических памятников: Городище Усть-Кальпяс-яха 21 и Поселение Усть-Кальпяс-яха 20, так как они подвергались естественному и искусственному разрушению.

Примерно в начале нашей эры городище Усть-Кальпяс-яха 21 (укрепеленное поселение) стояло на высоком берегу и представляло собой кольцевую систему обороны из внутренней стены с башнями-бастионами по углам, окруженной глубоким рвом. Следы ее пяти домов внутри хорошо заметны на местности. В ходе раскопок выяснилось, что обитатели оставили городище, скорее всего, в спокойной обстановке – следов катаклизмов, нападений или военных действий не обнаружено. Но уже после этого оно горело, видимо, в результате лесного пожара. А потом от размыва склона сильно пострадала его береговая часть – около трети городища «съехало» в пойму реки. Красоту этого памятника отметили археологи, – поэтому не стали трогать уцелевшую его часть. На разрушающейся части городища были заложены два раскопа общей площадью 170 кв. метров. Находок для такой площади оказалось немного, но они сразу же преподнесли сюрприз – в основном, это был каменный инвентарь, что необычно для того времени. Создается впечатление, что каменный век в наших краях затянулся. Хотя здесь же был найден и кусочек бронзового изделия – значит, в то время был здесь и обработанный металл, небольшое количество фрагментов глиняной посуды.

Второй раскопанный объект – жилище общей площадью 30 кв. метров. Этот дом когда-то сильно горел, но останки его прекрасно сохранились, насколько это возможно в песчаном грунте. В этом месте археологами были найдены около двухсот разных предметов: фрагменты плоскодонной глиняной посуды, с орнаментом по верхнему краю, а также каменный инвентарь – скребки, скребла, отбойники, наковальни, точилки. В полное недоумение историков поверг обнаруженный здесь железный предмет: как могло сочетаться железо с громадным количеством каменных орудий?

Все найденные предметы,  датируемые III – II тысячелетиями до нашей эры, переданы в музей, общий объем - 552 единицы хранения. Часть коллекции включена в постоянную экспозицию музея «Север- судьба моя».

В начале сентября в окрестностях города Губкинского вновь, спустя 15 лет после последних археологических изысканий, начнут работать археологи. Это стало возможным благодаря победе проекта Губкинского музея освоения Севера «Инвентаризация и паспортизация Поселений Харв-Яха и Ету-Яха 1»  в конкурсе проектов Федеральной целевой программы «Культура России (2012 - 2016 гг.)».

Отрядом Северотаежной археологической экспедиции Уральского государственного университета им. Б.Н. Ельцина будут проводиться изыскательские работы на территории древних поселений, выявленных в ходе археологических исследований еще в 1997 году. Возглавит отряд  кандидат исторических наук Л.Л. Косинская. Археологам предстоит провести инвентаризацию и паспортизацию объектов, датируемых поздним бронзовым и ранним железным веками (конец II тыс. до н.э. – начало I тыс. н.э.).

Натурное обследование поселений Харв-Яха и Ету-Яха 1 позволит установить те взаимосвязи, которые существовали между древними жителями ямальской земли - народом сихиртя и их современными сородичами, поможет составить целостную картину развития древней культуры Пуровской земли в дописьменном периоде. Можно будет получить ответ на вопрос, каким образом осуществлялась адаптация человека к изменяющимся на протяжении многовековой истории Ямала климатическим условиям. Проведенные исследования позволят получить подробную информацию по состоянию сохранности объектов, что в дальнейшем даст возможность запланировать проведение спасательных археологических работ.