Чеботаева Н.А. 33 истории к дню рождения города от первопроходцев Губкинского// Культура Ямала. – 2019. – № 1  – С.13– 16.

«Здесь вокруг тайга,  как ежик, соснами,

Где-то рядом бродит дикий зверь,

Это край, куда судьбой мы сосланы, 

Здесь смеяться, плакать нам теперь...»

Эти строки губкинского художника, поэта и прозаика Василия Кузьмича Барыльченко стали своеобразным эпиграфом к биографии тех, кто в далекие восьмидесятые по зову сердца приехал покорять суровый северный край. Более тридцати лет прошло с того исторического события, когда строители торжественно заложили первый камень на месте будущего города Губкинского. Остались в прошлом жилые бочки и резиновые сапоги, мороженая картошка и ржавая вода из крана. Сегодня Губкинский, выросший среди  болот и тайги, – красивый современный город  с развитой инфраструктурой. Город, созданный теми, кто в неимоверно тяжелых условиях, несмотря на морозы и усталость, неустроенность быта и работу без выходных обустраивал нефтегазовые месторождения, строил дороги и дома, участвовал в развитии образования, медицины, культуры. Эти люди и сегодня живут в нашем городе, являясь хранителями уникальной информации, неповторимых воспоминаний, редких моментов истории.

Специфика Севера в том, что люди, приезжающие осваивать этот суровый край, в большинстве своем, проработав здесь определенный срок, возвращаются на «большую землю». Пройдет еще десяток-другой лет – и часть губкинской биографии навсегда останется нерассказанной, неописанной, несохраненной. Важно не упустить время, не потерять, не растратить драгоценные крупицы истории, чтобы передать их новым поколениям губкинцев.

 Память о событиях, навсегда оставшихся в прошлом, бережно хранит Губкинский музей освоения Севера. За более чем двадцатилетнюю историю музея его сотрудниками собрано большое количество документов и фотографий. Именно из этих артефактов и сложена летопись нашего города. Но могут ли документальные источники передать историю лучше, чем люди – живые свидетели героического прошлого?

В апреле 2019-го город Губкинский отметит своё 33-летие. За год до этого события  музей запустил уникальный в своем роде интернет-проект «33 истории нашего города».  Основной задачей стало через автобиографические воспоминания сложить картину событий, происходивших в конце прошлого столетия в одном из самых молодых городов России,  показать, что представлял собой Север в далекие восьмидесятые-девяностые годы ХХ века. Для реализации проекта важно было определить круг участников – в нашем проекте участвуют строители, предприниматели, учителя, журналисты, художники, музыканты, работники культуры, водители, представители рабочих специальностей, и, что немаловажно, необходимо было учесть коммуникативные особенности респондентов.

На стадии обсуждения проект несколько отличался от того, каким он представлен сегодня. На сайте музея и в социальных сетях, согласно задумке авторов проекта, должны были публиковаться достаточно короткие, всего в восемь-десять строк, выдержки из воспоминаний первопроходцев. Ведь, как известно, лента во «ВКонтакте» и в «Одноклассниках»  пролистывается пользователями очень быстро, и большие тексты, наверняка, были бы неуместны на популярных интернет-ресурсах. Но что такое тридцать три  коротеньких рассказа, пусть даже достаточно емких по содержанию, в масштабах тридцатитрехлетней истории целого города?  И тогда было решено представить читателям столько  информации, сколько сможет поведать каждый из участников проекта, все истории размещать на сайтах музея и администрации города,  а в социальных сетях лишь помещать фотографии со ссылкой на первоисточник.

И вот – проект заработал. Каждые десять дней выходит в свет очередная история. Их будет тридцать три – ровно столько, сколько исполнится Губкинскому в апреле 2019-го. За каждой историей – судьба не одного конкретного человека, за ней – судьба целого города. Как осуществляется работа в рамках проекта? Сотрудники музея договариваются с участниками и проводят индивидуальные встречи, беседу записывают на диктофон. Каждый рассказ – это отдельная журналистская работа. Не секрет, что аудиозаписи, сделанные по ходу интервью, не могут быть использованы для публикации в чистом виде: в рассказах респондентов – и это совершенно естественно для обыденной речи – много незаконченных фраз, неточно выраженных мыслей, пропусков отдельных слов, различных оговорок, повторов и возвратов к ранее сказанному. Поэтому, конечно же, каждый записанный текст проходит тщательную литературную обработку, начиная от логически выстроенного повествования и заканчивая стилистической правкой. Каждая история оформляется в виде интервью, иллюстрируется фотографиями из фондового собрания музея и из личных архивов первопроходцев.

Всего полгода работает проект. Сегодня музеем накоплен замечательный фонд  личных воспоминаний. На  момент написания этой статьи записано шестнадцать историй. Их общий объем  – девяносто пять страниц текста, сто тридцать фотографий,  более двадцати часов аудиозаписи. Впереди еще полгода работы, и еще столько же материала будет собрано.

Каждая история – это отдельная страница в летописи Губкинского, и  в то же время каждая из них удивительным образом созвучна одна с другой. По разному попадали люди на Север, но всех их объединяло одно  –молодость, оптимизм, уверенность в завтрашнем дне. «В г. Солигорске Минской области, откуда я родом, шел набор добровольцев на комсомольские стройки. Я в то время в училище училась, мне всего девятнадцать лет было…», – делится с нами воспоминаниями Людмила Викторовна Корнушенко.  «Мы абсолютно не думали о деньгах. Были молодые – просто хотелось романтики, хотелось что-то поменять в жизни, хотелось самостоятельности»,  – рассказывает Татьяна Валентиновна Ружицкая.

Записанные воспоминания содержат некоторые типичные черты, повторяющиеся из рассказа в рассказ. Разве в восьмидесятых годах прошлого столетия могли наши предшественники мечтать о том, что когда-то восемнадцать километров из Губкинского в Пурпе можно будет преодолеть всего за пятнадцать минут, а дорога до Ноябрьска займет менее трех часов? Георгий Иванович Боднар вспоминает: «Условия, действительно, на Севере, были экстремальные. Дорог в то время не было, из Ноябрьска на «Тарасовку» зимой на машинах передвигались по зимнику, в распутицу же можно было добраться только поездом или вертолетом. Со станции Пурпе до города добирались по несколько часов».

В рассказах о том, как развивался город, какие трудности испытывали губкинцы, открываются и малоизвестные факты. «Расселение из бочек шло медленно. 7 декабря 1988 года произошло землетрясение в Армении.   Стройка в Губкинском приостановилась, потому что пятнадцать или семнадцать «БАМовских» и «финских» домов, которые были подготовлены для Губкинского,  ушли в г. Спитак», – говорит Олег Степанович Тричев.

Исходя из записанных автобиографических повествований, важным фактором, определяющим отношение к городу, был его особенный климат, основанный на доброте, взаимопонимании, взаимовыручке. «Люди простые были, отзывчивые, ответственные. От них веяло душевностью, и стыдно было их обмануть, и стыдно было не сделать как следует.  На них, на этих людях, все здесь и держится, – людях, которые не считались ни с чем. Вот когда их не станет – ничего тут не станет…»,  – резюмирует Николай Петрович Голубев.

Ценность собранного материала в том, что воспоминания оставили те люди, которые живут рядом с нами,  которых мы хорошо знаем. Тридцать три истории станут подарком городу к его исторической дате. Тридцать третья история завершит проект. Но это не означает, что научно-исследовательская работа в этом направлении будет закончена. Сотрудники музея надеются, что найдется еще немало людей, желающих поделиться с новым поколением северян своей историей. По собранным материалам планируется создать выставку, основу которой составят исторические фотографии из личных архивов участников проекта и из фондовых коллекций музея, а также музейные предметы, иллюстрирующие эпоху освоения Севера в 80-90-е годы ХХ столетия. А конечная цель музея – издать большую иллюстрированную книгу, которая будет называться «Тридцать три истории города Губкинского». Уверены, что с каждым годом свидетельства тех, кому посчастливилось строить новый город, будут приобретать все большую ценность, ведь именно  исторические хроники, основанные на  памяти очевидцев, позволят потомкам заглянуть в прошлое и понять то настоящее, в котором живут.