Чеботаева Н.А. «Городской музей помог заново открыть прошлое» // Ямальский меридиан. – 2016. – №1. – С. 98 - 102.

Давно завершились юбилейные торжества, посвященные 70-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне. Митинги и встречи, цветы ветеранам и возложение венков к Вечному огню остались там, в юбилейном мае. Но череду памятных мероприятий продолжили события, которые стали своеобразной летописью, символом неугасаемой памяти, памяти потомков о своих родных и близких, прошедших через горнило жестокой войны.

К таким событиям можно с уверенностью отнести один из самых грандиозных патриотических проектов Губкинского музея освоения Севера - акцию "Горжусь своим дедом!", главным итогом которой стало создание Стены Памяти «Народная Победа». Объединить людей вокруг общей идеи памяти о священном подвиге дедов и прадедов, увековечить имена тех, кто прошёл через страшные военные годы, кто погиб на фронте или умер уже в мирное время, создать свой уникальный архив документов о Великой Отечественной войне – вот основные цели акции. Уходят годы, теряются семейные реликвии. Уже состарились дети войны - те, кто хоть что-то помнит о том времени и может рассказать своим детям и внукам. Поэтому важно сохранить и передать будущим поколениям жестокую правду войны.

Идею создания мемориальной стены в Губкинском сотрудники музея вынашивали несколько лет, не зная, как осуществить ее в молодом северном городе, большинство жителей которого выросло уже в мирное время. Реализовать задуманное можно было только при активном участии горожан. Но музейщики понимали, что, как бы далеко ни ушли события 1941- 1945 годов, каждой губкинской семьи коснулись отголоски тех страшных лет. И ровно за год до 70-летия Победы было решено запустить акцию по сбору фотоархива участников войны.

Предполагалось, что Стена Памяти станет основой экспозиции «Поклонимся Великим тем годам», а на сайте Музея освоения Севера будет создан ее виртуальный аналог. После публикации в средствах массовой информации на призыв музейщиков собрать ко Дню Победы фотографии и истории фронтовиков, откликнулись почти три сотни жителей города. Дети, внуки и правнуки ветеранов приносили не только портретные снимки и краткие истории жизни и военного пути своих близких, но и семейные фотографии из домашних архивов, документы и награды, фронтовые письма, дневники, стихи, написанные фронтовиками во время и после войны.

Вся полученная информация тщательно обрабатывалась и систематизировалась научными сотрудниками музея. Важно было, чтобы те сведения, которые будут переданы людям, не стали сухой бюрократией. Поэтому к биографии каждого ветерана относились с большим трепетом, понимая, насколько важна теперь уже не для него – нет, а для его родных та память, которая хранится в скупых строчках кратких биографических очерков. Решено было не ограничиваться теми сведениями, которые предоставили родные, а собрать как можно больше данных о каждом человеке. Порой информация, которая поступала в музей, состояла всего из нескольких строк. Для того, чтобы ее дополнить, сотрудники музея проводили свою исследовательскую работу, и вели ее настолько тщательно, что порой тексты из трех строчек вырастали до полутора-двух страниц. В поиске информации очень помог Интернет: были использованы материалы открытого электронного банка данных Министерства обороны Российской Федерации, электронные Книги Памяти, списки воинских захоронений, именные списки советских воинов, захороненных в братских могилах, электронные справочники и другие источники.

Во время поиска дополнительных сведений обращали внимание на малейшие детали. В случае необходимости созванивались с родственниками, вносили уточнения и дополнения, узнавали о послевоенной судьбе ветерана... У музейщиков даже выработалась своя технология сбора информации. Главное было знать фамилию-имя-отчество, дату рождения и, желательно, место рождения или место призыва, а дальше в работе помогали вышеупомянутые электронные ресурсы и документы из семейных архивов. Понимая, что бывают полные тезки, родившиеся в одном селе, у которых к тому же совпадает дата рождения, пытались отыскать те нюансы, которые с точностью позволяли идентифицировать человека. К примеру, в некоторых документах указывались фамилия и имя жены, отца или матери, и их место жительства. Созвонившись с родственниками, убеждались, что это именно тот человек, информацию о котором собирали научные сотрудники музея. А дальше архивные документы позволяли узнать, в какой части и дивизии служил солдат, на каких фронтах, где и сколько было ранений, в каких госпиталях лечился, какие имеет награды, где похоронен...

Многим жителям города Губкинского сотрудники музея не просто помогли увековечить имена родных и близких, но и нашли большое количество дополнительных сведений из их военной биографии. Как, например, нашли информацию о Багине Павле Михайловиче, погибшем почти в самом конце войны. Все, что смогла сообщить о нем его внучатая племянница, – это год рождения, дату гибели, и то, что до войны ее двоюродный дед учился в танковом училище. К этим сведениям была приложена «похоронка» и два фронтовых письма. В ходе «электронных» поисков сотрудники музея нашли документ, в котором указывалось, каким райвоенкоматом призывался П.М. Багин. Имея эту информацию, отыскали второй документ, в котором были указаны фамилия и имя его матери - они совпадали с именем на письме из домашнего архива. Убедившись, что двигаются в правильном направлении, узнали, что после учебы в танковом училище П.М. Багин был призван на фронт, служил лейтенантом в 272 отдельном истребительно-противотанковом дивизионе 352 стрелковой дивизии, в должности командира огневого взвода. Воевал на Ленинградском, Северо-Западном, Белорусском фронтах. Был четырежды ранен. Награжден орденом Красной Звезды и орденом Отечественной войны II степени. Погиб 16 февраля 1945 года в боях за освобождение Восточной Пруссии. Согласно извещению о гибели, П.М. Багин был похоронен в д. Барслак Калининградской области, тогда это была Восточная Пруссия. Сотрудники музея выяснили, что в 1953 году его останки были перезахоронены вместе с останками других воинов в братской могиле поселка Славское Багратионовского района.

Вся собранная музейщиками информация тщательно перепроверялась с помощью различных источников, а все найденные документы копировались и, в качестве подтверждения, размещались на виртуальной Стене Памяти.

К сожалению, не всегда поисковая работа на всевозможных сайтах оказывалась успешной. Порой найти сведения об участнике войны не могли только лишь потому, что в военных документах была неправильно написана фамилия или указана неверная дата рождения. Для того, чтобы отыскать нужного человека, сознательно меняли буквы в фамилиях, переставляли их местами. Так, например, Нурисламов Гата Сафович был записан в архивных документах как Нурусланов Гат Сафович. Другие данные из его документов позволяли убедиться в том, что это именно тот человек, которого искали. Это же подтвердили и родственники, к которым научные сотрудники музея обратились за помощью.

Более 260 фотографий на Стене Памяти, более 260 судеб. Они были из разных городов и деревень, они были разных возрастов: самому старшему из бойцов к началу войны было сорок пять лет, самому младшему - пятнадцать. Они сражались на разных фронтах, в разных родах войск. Они совершали подвиги и получали высокие правительственные награды. Среди ветеранов, представленных на Стене Памяти - герои Советского Союза В.Ф. Кузьмин, И.И. Староконь, Н.И. Яневич, Т.А. Бояринцев, герой Российской Федерации А.И. Исмаил