Сказки народа неща.

Сказки народа неща.

Особенности сказок лесных ненцев.

Фольклорные сказки, по определению известного фольклориста А.И. Никифорова, - это «устные рассказы, бытующие в народе с целью развлечения, имеющие содержанием необычные в бытовом смысле события (фантастические, чудесные или житейские) и отличающиеся специальным композиционно-стилистическим построением»1, в современном мире встречаются очень редко в том начальном, первозданном виде, в котором они создавались изначально народами. Уникальность сказок лесных ненцев как раз в том, что большая часть из них сохранилась почти без существенных изменений не только в сюжетном плане, но и в композиционном построении, чего нельзя сказать о манере изложения сказочником. Ю. Вэлла в книге «Белые крики» вспоминает: «У нас, лесных ненцев, многие вести, сказки, плачи, песни пелись, то есть исполнялись под народную мелодию или в форме интонационных стихов-наговоров. Разговорным же языком пользуются в повседневной жизни…Разговорным языком невозможно рассказать сказку, спеть песню…».2 Сказки лесных ненцев – это своеобразный памятник устной культуры. Впервые заинтересовался и занялся собиранием произведений устного народного творчества лесных ненцев в начале двадцатого века (1843-45г.г.) известный финский учёный-исследователь А.М.Кастрен. Изучая данные по этнографии и лингвистике, он собрал некоторые образцы их фольклора. Устная культура лесных ненцев влекла, очаровывала, интриговала многих ученых и исследователей, лингвистов и литературоведов. Первыми собирателями ненецкого фольклора были профессора Г.Н. Прокофьев и Г.Вербов – научные сотрудники института народов Севера, Н. Терещенко и немец А. Пырерка – научные сотрудники института языкознания АН (Ленинград), этнограф и ученый Б.О. Долгих, фольклорист З.Куприянова. В настоящее время изучением устного народного творчества лесных ненцев занимаются кандидат исторических наук Е. Пушкарева, Г.П. Турутина, Г.И. Сергеева, Е.Н. Сязи, А.В. Головнев.

Трудность изучения фольклора лесных ненцев, во-первых, и до сегодняшнего времени связана со сложностью вопроса о жанре в целом. В рамках архаического устного народного творчества сложно разграничить даже миф и сказку. Во-вторых, для лесных ненцев вопрос жанровой классификации, как и для любого другого народа, никогда не стоял, народ создавал и сохранял из поколения к поколению сказки, легенды, песни, а разграничением произведений по тематической и социальной направленности занимались фольклористы, ученые, исследователи. В-третьих, трудность жанровой систематизации и классификации и в том, что сказок сохранилось довольно большое количество и чтобы произвести тематические разграничения, необходимо учитывать специфику культуры народа, ее исторический объем, время появления той или иной сказки: одни жанры существовали с момента возникновения словесного искусства, другие появились намного позже. И в-четвертых, вопрос о жанрах осложняется еще и тем, что один и тот же сюжет сказки, мифа, предания может повторяться в песне, былине, легенде и, соответственно, исполняться в песенной, прозаической или ритмизированной форме. Однако, жанровая классификация фольклора любого народа необходима хотя бы потому, что она является наиболее простой и удобной формой систематизации и классификации произведений по тематическим особенностям, композиционному построению и социальной направленности сюжета, тем самым, заранее давая возможность слушателю настроиться на определенное восприятие. Жанровая классификация формирует основы эстетического подхода к искусству слова, заставляет слушателя сопереживать вместе с героями, участвовать и ощущать события, становиться неотъемлемой частью всего происходящего.

Одним из важнейших и наиболее распространенных жанров фольклора у лесных ненцев является сказка, отражающая мировоззрения народа, его жизнь на протяжении многих эпох. Тематическим жанрам сказок лесных ненцев характерны изящество поэтических форм, ясность сказочного стиля и его простота, безупречный вкус создателей устной народной культуры, экзотичность и эмоциональность действующих персонажей. Для обозначения тематических видов в первую очередь меня интересовали произведения повествовательной формы изложения, имеющие сюжет, то есть сказки. В большинстве языков народов мира слово «сказка» является синонимом слов «ложь», «враки». Для лесных ненцев такое определение не совсем приемлемо, так как верят они во все рассказанное. Сказкам лесные ненцы отводят главенствующую роль в устном народном творчестве: в отличие от других народов, сказки лесных ненцев содержат большую часть реалистического, чем вымышленного. Сказка для лесного народа не только развлечение, но и своеобразный ритуал: ее рассказывают перед охотой, считая, что «хозяин» (медведь) тайги любит их слушать и охота будет удачной. Наиболее часто встречающимися художественными принципами создания сказки у лесных ненцев можно выделить способы изображения мира через «детское» восприятие, непосредственность и наивность, фантазию и игру воображения, энергетику чувств и эмоций, свободу совести и действий, доверчивость и предельную откровенность народа. Сказку (прозаический жанр) народ неща называет «вадако». Первое впечатление, которое оставляют в душе сказки лесных ненцев: много крови, жестокости, насилия, но при более близком знакомстве, на первый план выступают человеческие отношения, любовь и верность, честность и преданность своему народу, слияние и согласие с природой. В народной сказке лесные ненцы отражают все представления о своем существовании, о сотворении жизненных процессов на земле, о героическом периоде и эпохе лесного человека «неща’». В сказках лесных ненцев зачастую можно определить некоторые исторические факты и события, период времени, поскольку в народной трактовке существует определенная связь между временем действия и темой повествования, указываются конкретные места действия – стойбище, поселение, территория, место расположения:

«В Зверином острове случился случай. Это было в тот день, когда Дял,я (солнце) встретилось с Мидюй (луной) и ночь окутала все вокруг. Наступил месяц Вал,нъи дил,л,и (Вороны). В этот день и случилось то, о чем в сказке скажется вам. По озеру плыл на колкомке охотник. Устал. Решил остановиться и покушать. Колкомку (долбенку) вытащил на берег. Вытащил сухую рыбу пахэ…». «Жили два брата: Ан и Пыв. Ан – сын Таз, а другой – Дячу и Капуля. Сначала жили вместе, охотились. Однажды в голодный год, в самый чешча дил,л,и (месяц холода и сильных морозов), когда дичь ушла и рыба исчезла, Дячу сошел с ума. Его братья поймали, связали руки и решили везти в Сургут…». «Три сына было у старика из стойбища Нохо… В верховьях реки Пур. Двое женатых, а третий нет. Старик и говорит: «Давайте брата женить. Вы брата повезете свататься на стойбище Халесовинское…».3

В большинстве своем сказки лесных ненцев излагаются свободно как в жанровом, так и в сюжетном построении, не придерживаясь определенных правил и требований. Жанровые каноны (правила) изначально формировались стихийно, на почве традиционной народной культуры, о чем указывает в работе «Категории поэтики в смене литературных эпох» С.С. Аверинцев: «И в традиционном фольклоре, и в архаической литературе жанровые законы непосредственно сливаются с правилами ритуального и житейского приличия».4 Силы северной природы загадочны, необъяснимы и мощны, и неудивительно, что исконно коренной житель видит себя беспомощным и малым среди бескрайней шири Сибири, а силы природы, животный и растительный мир представляются ему в образе чудовищного или прекрасного, могущественного и непобедимого, доброго или злого Духа, от которого зависит вся его жизнь: «…Наханы так сказал духу: «Не плачь. Я каждый год буду давать тебе в жертву оленя». С этого дня пришла удача в его чум. Много он стал зверя приносить в свой чум, своей семье. Оленей у него прибавилось и выросло в большое стадо. Шеи у его оленей в обхват. Длина туловищ до семи шагов, рога, как кустарники, длиной до небес…Однажды он решил поехать на ярмарку. Там он встретился со своими старыми знакомыми - северными ненцами, они стали спрашивать: «Как же ты так быстро разбогател? Ведь недавно был бедняк». Навеселе он ответил: «Я приобщился к духу удачи. Он стоит у моей речки на бугре в сосновом бору». Пока они его отвлекали, веселили, поили, а другие пошли к его чуму, нашли и увезли «Дух удачи» на Север, в Тазовскую тундру, поставили на своем священном месте. С этого дня оставила удача егочум».5 Под завывание ветра, стон деревьев в зимние, долгие ночи в чуме собирались жители стойбища, чтобы услышать сказки. Встреча со сказкой для лесного народа всегда незабываемое чудо и своеобразные уроки мудрости. Лица замирают, и только глаза светятся в наступившей темноте. В сказке важенка, знакомая и реальная, чей вид напоминает северную землю с торфяниками в ясный летний день, которая кормит, одевает, согревает человека, выступает в образе Земли, Вселенной, Жизни, а рождение теленка считается высшим началом рождения нового, возможно, более важного, чем рождение человека. Поиск лучшей жизни для своего народа в сказках, в шаманских камланиях тесно переплетается с образом оленя: «…Когда я перескочил засаду своих врагов и прошел тучу стрел, олень еще стремительнее рванулся вперед и, перескочив перешеек двух озер, попал в незамерзающий океан (ниняэканимелта). Я бегу по нему так легко и быстро, будто лечу на крыльях. Вода океана покрывает только мои копыта, и не ведаю, сколько прошло времени. Я увидел впереди себя цветущий остров золотой земли. С разбегу олень вскочил на его берег и по инерции, споткнувшись, прокатился на щеке, потому что не смог удержаться на четырех ногах. Когда я поднялся, осмотрелся вокруг и увидел впереди себя молодого парня. Парень спросил меня: "Что ты тут ищешь? Сюда никто не приходит: И я ответил ему: «Я ищу счастья и добра для своего народа и длямоих детей…».6Проходят столетия, сменяются целые поколения, а сказка по-прежнему любима и ожидаема. А в одиноко стоящем среди бескрайних просторов тайги и тундры чуме она воспринимается не только слухом, но и образным видением всего происходящего: вместе с героями можно мысленно превратиться в птицу или рыбу, можно увидеть другие страны и дали, можно стать сильным и смелым, можно исполнить все сокровенные желания.

Одушевляя силы природы, жители лесотундры тем самым пытаются и себя приблизить к ней. Отсюда – и преимущество у лесных ненцев сказок о животных. В этих сказках животные говорят, мыслят, общаются между собой, понимают язык человека, совершают осмысленные поступки: «Ляпча-Не жила на берегу Тальниковой речки. У нее была одна олениха. Однажды ночью к ее оленихе пришел дикий олень-красавец и говорит: «Прекрасная подруга, пойдем со мной на высокие холмы, где нет комаров и мошек, оживится твоя кожа на рогах, изгрызанная мошкарой, копченая дымокурами, шкура твоя заблестит на вольном воздухе, нагуляешь себе жирок». Олениха отвечает ему: «Я с тобой не пойду, у меня есть хозяйка на берегу Нелес-То, в сосновом бору лесного мыса. Я не хочу жить как ты в вечной боязни, меня защищает день и ночь моя хозяйка, и я сплю спокойно. Я не хочу как ты, истекая кровью, лежать в снежной яме, умирать в зубах волка или спасаться от него, все равно погибнешь без помощи». После этой встречи олени остались жить каждый по-своему: дикий – в тундре, вдали от людей, а домашний с Ляпча-Не…».7Близость лесных ненцев к природе позволяет в сказках совмещать единичное и общее, отвлеченную символику с натуралистической конкретностью, наивную простоту восприятия с условностью отражения. Сказки народа неща’ позволяют судить о народном воображении и интуиции, об индивидуальной и общественной психологии, об особенностях мировоззрения.

Сегодня, размышляя об истоках духовной культуры лесных ненцев, мы обращаемся к их устной народной памяти, ибо сохранилось культурное наследие благодаря этой памяти. Целью данной работы является не только отбор и классификация по тематическому признаку сказок лесных ненцев (бытовые, волшебные, мифологические, культовые (о животных), комулятивные («цепевидные»), социально-исторические, сатирические, традиционные, героические), но и популяризация, сохранение культурного наследия маленького народа – неща’.

«Сказитель или певец, исполняющий произведение, считает себя лишь передатчиком того, что подсказывается ему коренным, то есть подлинным, настоящим, незримым главным сказителем или певцом».8

Таинство и ритуальность «сказочных слушаний» сохранялась на протяжении многих веков лесными ненцами. В наступившей тишине сказочник обращается к сидящим в чуме слушателям, он начинает плавно и тихо свой сказ, он подражает шуму ветра или крикам животных, он жестом дополняет подтекст, что-то додумывает, что-то привносит и изменяет в сказке, но нарушить традицию, коллективный труд своего народа он не может, ибо этот слушатель обязательно почувствует обман, фальш, игру.

Волшебные сказки.

«В волшебных сказках невероятность воспроизводимого основана на передаче преодоления жизненных препятствий посредством чуда»,9 - такое определение дает ученый-фольклорист В.П. Аникин.

Вволшебных сказкахпревалирует тема волшебства, мифологии, раскрываются познания народа о Духах и необычных явлениях, объясняются народные представления о происхождении жизни на земле, об отличительных чертах и повадках животных:

«Почему совы не видят солнечного света»: «Вошли совы в чум, а от дочери канюков только косточки остались. У старика-совы, у его старухи, у их единственного сына слезы так и полились. Словно аргиши текут у них слезы по обеим сторонам клювов. Так плакали, что глаза у них закрылись. С той поры и не видят совы дневного света…».10Волшебные сказки лесных ненцев представляют собой различные по объему произведения: от 50 строк до нескольких сотен. Образы «своего» мира, в котором доминантой есть не человек, а природа, в котором законы создаются не людьми, а шаманами и духами, в котором сильна власть традиций и обрядов, лесные ненцы и в сказках четко разграничивают или, наоборот, обобщают эти образы - Духов и их власть, добро и зло, веселье и печаль, человека и природу: «Из жизни духов ветра»: «В сосновом бору на берегу речки жили люди. Случайно разорили чум ветра – декушау качац. Старые люди знали, что когда-нибудь придет месть духаветра».11В сюжете волшебных сказок всегда присутствует мотив чуда, неизвестность и непредсказуемость метаморфоз, которые могут произойти или происходят с героями. Сюжетные мотивы самые разнообразные и связаны с действиями волшебных сил, которые в критических ситуациях приходят на помощь положительному герою или героине. Композиционное своеобразие волшебных сказок – в сочетании картин действительности и элементов фантастики, в условности и гротескно-заостренной форме повествования: «Два брата»: «Приехал младший брат с охоты. Покушал, взял лук и стрелы, сел у входа и ждет своего брата. Неожиданно он уснул. Старший брат вышел из укрытия, взял косу из огня и отрубил голову брату. Младший брат не проснулся, у отрубленной головы заморгали глаза и закрылись во сне. Утром старший брат говорит жене: «Надо уехать из этого места». Они оставили младшего брата с отрубленной головой в чуме, а сами на новом месте поставили чум. И вдруг, напугав собак, обезглавленный младший брат пришел за ними и сел в нарты и, вздыхая, говорит: «Ой, как тяжело без головыходить».12Фантастика и волшебство в сюжетно-композиционном построении выступают как средство выявления реальных человеческих взаимоотношений и проблем, сохранения памяти о прошлом, соблюдения основ духовности народа через традиции и обычаи, через веру и нравственные устои. Волшебное и фантастическое выступает и в роли средства приобщения к осмыслению исторического наследия своего народа. Немаловажная роль сказок лесных ненцев, несмотря на фантастичность и вымысел, в становлении и развитии человеческого общества, в упрочении родственных связей, в значимости и весомости своего прошлого. В волшебно-мифологических сказках прослеживаются вековые традиции народа, его мечты и идеалы. Топонимический мотив волшебных сказок, расцвеченный фантазией, зачастую основывается на народной этимологии, которая объясняет происхождение названия: «Поселок Харампур расположен на берегу реки Харампур, притоке Пайваседо-Пур. С давних времен основное занятие населения было рыболовство, охота, оленеводство и позднее – звероводство, огородничество. Название «Харампур» в переводе с ненецкого означает Кал,в (лесные ненцы) или Харв (тундровые ненцы) – лиственница, Пур – шум, «лиственница на шумной реке» – Пюл,в ямвэ – «выходящая из берегов земная вода»…Жили-были братья Айваседо на стане Харвей-Ям. Когда они пришли сюда впервые, то в лиственной роще на берегу таежной речки встретились с медведицей. У нее было два медвежонка. С большим трудом справились рыбаки с разъяренным зверем. Здесь они и обосновались…».13Волшебная сказка отличается от других тематических видов своим необыкновенным мифологическим и волшебным миром. Значение этого чудесного мира, его фантастических образов и картин можно определить как метод, с помощью которого привлекается слушатель, перед которым разворачиваются картины, неожиданные и непредсказуемые.

Неведомый мир, осваиваемый сквозь призму архаических представлений, в сказках сохранился в виде “невиданных” и «незнаемых» героев: с головой собаки, с одним или тремя глазами, с признаками чудовищных зверей, наделенных способностью к перевоплощению: «Безголовые»: «Бабушка, а какой был «безголовый» человек? – допытывалась маленькая Халлю. «Этот человек никогда не ссорился с соседями. Он был очень добрым…».14

Основные отличительные признаки волшебных сказок: недостоверность событий, главенствующая роль вымысла и фантазии автора, отсутствие индивидуального объекта изображения. Ценность и индивидуальность сказок с мифологическим сюжетом, содержащим мрачные и жестокие сцены в том, что лесным ненцам удалось сохранить их почти без изменения, благодаря своей удаленности и изолированности, в отличие от других народов, которые, соприкасаясь с цивилизацией, изменяли и теряли традиционный стиль и сюжеты фольклорных сказок: уходили в прошлое, забывались и стирались из памяти народа сказки о кровопролитии, насилии, разрушении, ибо памяти человеческой свойственно стремление к добру, сочувствию, радости. Встречается в устном народном творчестве народа неща’ немало сказок, начинающихся зачином-завязкой, которые настраивают слушателя на восприятие событий фантастических, волшебных и вымышленных: «Давным-давно жили два брата. Однажды младший брат говорит старшему: «Надо перьев волшебных достать для стрел». Старший брат ему отвечает: «Далеко, не доедем». «Все равно поедем, найдем и привезем», - говорит младший. Запряглидве упряжки…».15 Существуют в фольклоре лесных ненцев сказки, в которых сюжет строится на обряде инициации, то есть испытании героя. Закономерностью волшебных сказок является то, что герои рано или поздно в открытой или скрытой форме обязательно вступают в определенные взаимоотношения с волшебными существами: «Старший брат питалсяс птенцами, а птенцы изо дня в день подрастали. Однажды он крепко уснул. Его разбудил птенец и человеческим голосом говорит ему: «Наступила осень, все птицы улетели в теплые края, нас теперь никто кормить не будет, поэтому мы тоже должны улететь вместе с ними». Заговорил другой птенец: «Садись ко мне на спину и крепко держись за шею. Мы тебя вытащим из ямы…».16 Каждая волшебная сказка лесных ненцев имеет свой индивидуальный и неповторимый характер образов, действующих лиц, происходящих событий, превращений и др.: «…Олень устремился на Север к горизонту, там он видит Каменный полуостров и со всех сторон его окружают семь больших озер и там он видит большого самца-хора с большими острыми ветвистыми рогами, готового к бою. Молодой панторогий олень, пока тот вызывал его в бой, молниеносно устремился к нему и рожками распорол ему живот. Раненый олень, высоко подняв рога, резко отступая, упал, опрокинувшись с высокого обрыва вниз в пропасть со словами: «Такого сильного оленя я не встречал никогда». Это были его последние слова. Молодой олень вернулся обратно, вошел в шамана и растворился в нем…».17Основным ориентиром при определении вида сказки могут служить имена или функции действующих героев.

Рассказчики волшебных сказок стараются завоевать признание слушателей своим рассказом, поэтому манера исполнения, темперамент и артистичность исполнителей неадекватна. Одна и та же сказка в устах сказочников звучит и воспринимается по-разному: жизнерадостно, весело, грустно, трогательно. В отличие от бытовых и сказок о животных, в волшебных сказках кроме людей героями являются и фантастические существа, природные явления, волшебные животные, духи. Это дает почву для развития необыкновенного фантастического сюжета: «Бедный Наханы из племени Айваседо увидел впереди бугор, а на нем стоят два человека. Подошел к ним, заговорил, они молчат. Тогда он у одного потрогал руками глаза и лицо, онибыли каменными. Тогда он подумал, что это духи…».18 Во многих сказках используется специальная поэтика создания героя. Одним из приемов этой поэтики является рассказ о необычном, чудесном рождении будущего героя, его поступках и действиях еще в детском возрасте. Он всегда отличается необыкновенными качествами: невиданная выдержка, свершение чудес: «Жил-был сирота»: «…Прошло несколько лет, у мужа с женой родились семь детей. Но через некоторое время они умирали от укуса древесных червей, которые попадали вместе с березовой трухой, используемой вместо подстилки в колыбели детей. И все-таки однажды муж твердо заявил: «Следующему ребенку мы не дадим умереть». И велел жене вытряхнуть всю березовую труху из колыбели и настрогать березовых стружек…Последний ребенок родился крепким и здоровым…».17 «Жили-были муж и жена. Не было у них детей. Однажды жена ушла к озеру, чтобы набрать воды. Вдруг из озера показалась страшная седая голова и сказала: «Когда твой муж зарежет трехгодовалого быка-оленя и принесет мне в жертву, я дам тебе то, чего ты больше всего на свете хочешь. Жена рассказала мужу, он так и сделал. Голову зарезанного оленя повесил у озера на березу, а самые лакомые куски бросил в озеро. Озеро задвигалось, потемнело, взялось седой пеной, и через минуту показалась голова. Лицо ее было испачкано кровью, единственный, огромный глаз смотрел прямо на оленевода. Словно ветер прошумел над головой оленевода, и послышались слова: «Ждите появления ледяной звезды Нерм нумги». И к самой зиме (пун маха) родился мальчик. Он сразу выделялся среди других новорожденных: грудь, как горностаева пяла, глаза, как омут в озере, а сила, как у молодого оленя…».19Необычно и место действия героев. В отличие от бытовых сказок, действие начинается в незнакомом месте, переносится в совершенно фантастический мир: подземный или небесный. Здесь герой встречается с мифологическими существами. Все эти персонажи обладают невероятной силой и имеют очень страшный вид. В волшебном сказочном мире нередко рисуются страшные, просто жуткие картины. И вот в этом страшном мире приходится сражаться герою, проявляя необыкновенную силу, храбрость и выдержку. Но ему помогают различные существа и предметы: мудрецы, шаманы, духи, животные, звери, птицы: «Встреча с селькупами»: «Остановившись в растерянности, молодой олень слышит чей-то голос: «Противник ждет тебя на вершине мыса». И вправду Кэлька видит: на обрывистом мысу стоит могучий олень. Он роет копытами ягель. Угрожающе качает рогами. А, увидев молодого хора, сразу же бросается на него. И начинает теснить к обрыву. Вот-вот уже пропасть. Но вдруг из темной кедровой тайги выбегают еще два оленя…Один из них оказался достойным соперником и мигом сбросил могучего, но самоуверенного оленя с вершины хребта в пропасть. Вместо того, чтобы порадоваться такому исходу боя, молодой хор вдруг сам захотел помериться силами с победителем. Но тот же голос сверху охладил его пыл: «Что ты придумал? Эти олени спасли тебя от верной смерти. Значит, с сегодняшнего дня и навсегда они твои друзья»…Кэлька весь в поту спросил жену: «А откуда вообще взялись те два оленя?» «Я тоже об этом думала. Появились они не случайно. И это скорее всего, духи шамана иего помощника, обещавших прийти на помощь…».20Волшебная сказка жила не изолировано от других сказочных и не сказочных жанров, а создавалась параллельно с ними, вследствие чего появилось ряд сказок, которые можно отнести как в разряд волшебных, так и в разряд социально-бытовых, что вызывает определенные трудности при тематической классификации сказок: фантастичность образов и вполне реальный главный герой, конфликт не волшебный, а социально-бытовой: «Нарышан Дяра или девочка-веснянка»: «…Вот как раз в это время умерла жена охотника. Он остался с маленькой дочкой. Девочку звали Нарышей, что значит «рожденная весной», «Весна, Веснянка». Проходит год, другой. Ветры гуляют по чуму, ночь в пяку-пуровской тайге…Отец говорит: «В чуме нужны женские руки. Ты еще маленькая. Ты не против, если я приведу женщину?» Дочь отвечает: «Если нужно, так приводи…».21

В сказках общение героя со злыми силами происходит с участием волшебства, сказочник ни на минуту не сомневается в том, что история, которую он рассказывает, вымышленная, хотя сам в сказку свято верит. Сказители в некоторых стойбищах используют предметы, шкуры, орудия труда, чтобы усилить восприятие слушателями содержания повествования и придать реальность событиям. Лесные ненцы и сегодня к сказкам относятся, как к своеобразному талисману, они свято верят, что невнимание к сказочнику повлечет наказание, что сказки приносят удачу охотникам, если их рассказывать вечером или по пути к месту охоты, так как «хозяин» леса – медведь любит слушать сказки и приносит удачу на охоте. Слово «медведь» не называется, а используются подставные слова-подсказки, термины-табу из «медвежьего языка.

В фольклоре лесных ненцев существуют сказки, в которых героем является девушка или женщина: «Три брата и одна сестра»: «Жили-были три брата Хореля и одна сестра Полина…Три Хореля в чуме только сном занимались. Из всего стада осталось только тридцать оленей на пастбище…Полина сама погнала стадо к чуму и в уме говорит: «Ну-ну, братья называются». Проходит время, снова олени не приходят к стойбищу. Те же слова произносит сестра: «Ну и ну, братьями называются. Все спят. Ведь должны были пасти оленей»…Опять пошла Полина искать оленей. То же Серо (озеро) и голос: «Дай воды!…».22Героиня вступает в единоборство со злыми Духами, с врагами. На ее пути встречаются преграды, которые героиня побеждает, превращаясь в рыбу, зверя или растение. Главной героине помогает добрый дух в образе халея (чайка), он сообщает, как победить злых духов, спасает ее от смерти. Отличительная черта сюжета некоторых волшебных сказок лесных ненцев – многособытийность, когда в сюжете раскрывается довольно продолжительный, напряженный и в высшей мере драматический период в жизни героя. (Пример)

Мифологические сказки.

Мифологическая сказка в основе своей содержит следы мифа. События и герои фантастические, вымышленные и основаны на вере в наземных, земных и подземных духах-существах.

Мифологическая традиция народа неща’, безусловно, богата и многолика, позволяющая определить его культуру, как особую, самобытную и индивидуальную. Богатый сюжетный фонд и сегодня полностью не исчерпал истоки лесного сказочного эпоса, поскольку сказка в лесных ненцев – живая традиция, создающаяся в любом месте и в любое время: в период камлания, охоты, хозяйственно-бытовых занятий и др.

В мифологических сказках лесных ненцев несравненно больше, чем в других тематических видах, фантастического, выдуманного и неправдоподобного, построенного на основе мифов, легенд. Но в них присутствуют элементы реальной действительности. Сами герои, несмотря на всю фантастичность и мифологичность сюжета, обладают ярко выраженными жизненными чертами. Взаимосвязь реального и фантастического своеобразно проявилась и в приеме их «кольцевой композиции». Как правило, картина фантастического мира, в котором герою приходится встречаться с самыми загадочными существами, обрамляется картиной реального мира: начинается и заканчивается на реальной северной земле, у чума, в стойбище, в лесу: «Жил-был Тунгэвхи. Он любил сидеть возле огня. Однажды Тунгэвхи пошел в лес. Видит – на березе большой-пребольшой гриб вырос…К вечеру пришел с охоты домой, видит – дочери не встречают его. А над потушенным костром виситкотел стемным варевом».23В этой «кольцевой» композиции реальны обстановка и герои, и все-таки в сюжетах мифологических сказок обязательно действуют мифологические образы. Необычность, фантастичность, нереальность таких сказок начинается уже с самой завязки сюжета, в которой обычные люди сразу же вступают в исключительные отношения с мифологическими действующими образами, начинают совершать поступки в необычных, а потому и удивительных обстоятельствах. Герой должен пройти через испытания и выйти победителем. В мифологических сказках лесных ненцев, одном из самых древних жанров, встречается специальный поэтический прием традиционных заданий, который выполняет роль преувеличения, гиперболизации в создании образов героев, усиливает драматизм, повышает психологическое напряжение слушателей. Нередко в такого рода сказках персонажами выступают силы природы, растения, животный и потусторонний мир: «Собачья шилка»: «Однажды все спать ложатся, а девушка села делать шилку (нитки). Все говорят: «Ложись, грех сейчас делать. Иначе придет собачья нога». Она не послушалась. Смотрит: покрышка чума шевелится. Зашел Собачья Нога и говорит: «Девушка, давайте вместе делать, я принесу из дома шилку…».24 Фантастика мифологической сказки зачастую ведет свою родословную от некоторых представлений человека о мире первобытного общества. Здесь и одухотворение природы (рыбы, звери, птицы, деревья умеют говорить, проявляют смекалку, ум, благородство, хитрость и изворотливость), древние обычаи и поверья, приметы и шаманизм, отсюда категорические советы или кивы героям не делать того-то и того-то, иначе стрясется беда. Иногда герою достаточно сказать нужное слово, заклинание, чтобы совершить чудо. Широко применяются приемы построения сюжета сказки «с ног на голову», то есть изначально идут события и герои, которым по историческому контексту место в конце сказки, и всевозможные превращения, которые усиливают занимательность мифологической сказки: «Война между племенами»: «Частые одиночные нападения охотников с одного племени на другое племя стало причиной войны между племенами с реки Пюл и с реки Тазом-Явм. Герб воинов Тазовска была Глухарка. Герб воинов с реки Пюл Явм был орел (лимпя). Тазовцы встали на правом берегу. Поставили на высоком дереве дуза Глухаря – Герба. А воины с реки Пюл на левом. Выставили свой герб на высоком дереве дух Орла…Когда снег растаял, их случайно нашли другие люди. Человека, упавшего в глину лицом, назвали глиняным – сюльку или селькуп. А Пюловчанина, который повис на дереве, назвали деревянным человеком».25По идее, сначала должно даваться объяснение значений «селькуп» и «лесной ненец», а потом описываться сцены сражения. Аналогичные наблюдения при описании мифов мы находим в работе «Говорящие культуры» исследователя и ученого А.В. Головнева: «При беглом прочтении последнего мифа может показаться, что он записан задом наперед: сначала речь идет о «русском брате», а к концу – о сотворении первых людей. Подобное построение «с крыши» свойсвенно и другим легендам…».26

Во многих сказках лесных ненцев прослеживаются следы магической и мифологической силы, волшебства, «одушевления» слова, заклинания. Несомненно, что присутствие мифических образов в сюжете сказки, выделяет ее из общего ряда в отдельный, мифологический ряд. Слушатель имеет возможность совершить путешествие в прошлое народа, в древность. Мифологические персонажи или вредят или помогают герою. Придуманные человеком образы, несуществующие в природе существа непринужденно появляются в сказках, становятся частью сказочного вымысла. Весь интерес в мифологической сказке сосредоточен на судьбе положительного героя или героини. Им мы сочувствуем, следим за их приключениями. Они воплощают в себе народный идеал красоты, нравственной силы, доброты, справедливости. Сказочник решительно отдает свои симпатии людям обездоленным, обиженным, добрым и смелым, честным и справедливым. Специфическая черта сказочного сюжета мифологической сказки в ее нарочитой вымышленности, постоянном стремлении к необычному и невероятному: «…Однажды видит, кто-то едет к стойбищу, покрутился семь раз против солнца и уехал. И родила жена ему сына с одним глазом. Муж уснул и спал долго, проснулся, когда солнце было в зените. Видит – сын и жена мертвые. Начал он искать злого духа. Видит мышиную норку и залез он прямо в Подземный Мир. Вылез к той сопке, где он избивал духов. Духи сидят и говорят: «Эх ты, тогда избил, а сейчас ищешь у нас помощи. Если отдашь нам жертву, мы поможем». А у него ничего нет. Он тогда взял рукой достал свои кишки через горло и кровью помазал идолов. Тогда ща,ты (злые духи) посадилиего на облачный мыс (облако) и полетел он на остров в чум…».27Многие образы сказочной фантастики вырастали из мечты человека подняться ввысь, опуститься в глубины рек и морей, увидеть другие земли. Они предвосхищали успехи технического прогресса (полеты героев, плавание под водой, передвижение в подземном мире). Сказка привлекала еще и тем, что в ней герой легко достигал невозможного, что невыполнимо в действительности. Зачастую мифологическая сказка выражала вековые чаяния народа, его веру в торжество добра и справедливости. Мифологические сказки лесных ненцев – это сказки по классическим образцам традиционные, какими их себе представляли авторы и слушатели, создаваемые на основе восприятия человеком окружающего мира, но это и сказки, отражающие фантазию и мечту народа. В ряд мифологических сказок можно отнести сказки, в которых героя предупреждают об опасности сны, причудливые видения: «У жаркого костра, за горячим чаем, охотник рассказал ему свой страшный сон, высказав предположение, что он связан с приездом нежданных гостей, которые желают ему зла. «Все может быть, - согласился шаман. – Но я попытаюсь тебе помочь. А сейчас лети обратно домой…».28Мифологические сказки лесных ненцев зачастую имеют оптимистичную развязку. Принцип мифологизма в сказках используется в роли реставратора и модернизатора миров и духов древности: «В гостях у духовветра»: «В сосновом бору на берегу речки жили люди. И случайно разорили чум ветра. Старики говорили, что этого делать нельзя. И их опасения оправдались. Однажды, когда стоял ясный солнечный день, а люди и птицы радовались прекрасной погоде, вдруг на горизонте показалось облачко, которое переросло в черную грозовую тучу. Она неслась прямо на стойбище…Старики говорили: «Разгневался дух». Навстречу ему вышел шаман. Он поднял руки к небу и взмолился: «Небесный старик, отнеси от нас свой гнев. Не пугай наших детей,не разори наши жилища».29В фольклоре народа неща’ немало мифологическихсказок с занимательным сюжетом, конкретностью характеристик, простотой композиции, точностью и красотой языка, своеобразием речи героев (территориальные диалектизмы, сатира и юмор). Нередко среди этого вида встречаются сказки с антропоморфными и терриоморфными чертами соединения в образе: герой появляется из глубины реки, тундра уснула, герой принимает облик животного или растения и др., что указывает на происхождение от мифа сказки мифологической. Сказка обрамляется своеобразным орнаментом, проводя границу, разделяющую действительный и фантастический мир, предание, миф, фантастику и современность: «Правила старика Нума»: «Небесный бог Нум сказал своему старшему сыну: «Посели всех людей на земле». Тот увел людей на землю и оставил там. Прошло три года, и старик Нум попросил его посмотреть, как они живут. Сын спустился с небес и увидел, что порядка на земле нет. Над всеми издевается человек, худой, как олень-самец осенью. Он всех женщин согнал в свой чум и других мужчин не подпускает. А если кто-то пытается с ним спорить, он жестоко с ним расправляется. Вернувшегося с земли сына Нум сразу же позвал к себе и спросил: «Как живут внизу поселенцы?» «На людей они не походят, ответил тот. – Они стали жить, как животные. Все женщины принадлежат одному мужчине». «Так не годится согласился Нум. Иди и подели их по двое. То есть каждой женщине помужчине…».30 В некоторых сказках «слово» персонифицировано: «Сказитель, исполняющий произведение, считает себя лишь передатчиком того, что подсказывается ему коренным, то есть подлинным, настоящим, незримым главным сказителем».31

Несмотря на фантастичность и вымысел сказки лесных ненцев сыграли немаловажную роль в становлении и развитии человеческого общества: родственные связи, знание своего прошлого. Топонимический мотив мифологических сказок, расцвеченный фантазией, зачастую основывается на народной этимологии, которая объясняет происхождение названия. Самым действенным средством создания удивительного и интригующего в мифологической сказке является сюжет. Иногда сказка открывается присказкой, предшествующей завязке. Цель такой присказки – настроить на сказочный лад, приготовить к восприятию удивительного мира, занимательного сказочного сюжета. Неведомый мир, осваиваемый сквозь призму архаических представлений, сохранился в виде «незнаемых героев»: с головой собаки, с одним или тремя глазами, с признаками чудовищных зверей, наделенных способностью к перевоплощению: «…Белая бабушка сказала, что это был Выэрс-менк. По-русски значит – чудище. То есть: всех провинившихся людей, животных и птиц на этом светесмерть не берет, чтобы живое существо в наказание за содеянное зло мучилось…».32Однако бывают сказки, в которых присказки нет. Чаще сюжет сразу же начинается с интригующей завязки, с необычайного события, в котором главенствующую роль играет какое-нибудь волшебное существо, обладающее чудодейственной силой.

Социально-бытовые сказки.

Социально-бытовая сказка – это один из множества тематических разновидностей жанра сказки, где речь идет о семейных, житейских событиях или об отношениях социально-бытовых между богачом-хозяином и его работником. «Бытовая…сказка воспроизводит реальность в утрированных формах нарочитого нарушения реальности. Вымысел здесь основан на несоответствии воспроизводимых явлений нормам здравого смысла.»33

Глубокое проникновение в действительность, раскрытие ценности человека через его отношение к природе, в единстве с ней, простота и динамичность сюжета, яркость, точность, эмоциональность языка, цельность героев, их характеров, исторические процессы, нравы и обычаи народа, этнография присущи социально-бытовым сказкам. Бытовые сказки лесных ненцев доставляют истинное духовное наслаждение, удивляя пестротой сюжетов, изысканностью народной речи, глубоким внутренним трагизмом. Мотив тревоги, смятения, жертвенности, одиночества преобладает в сказках с социальным и бытовым сюжетами. В большинстве своем сюжеты сказок кажутся жестокими и мрачными, однако, рисуя ситуации трагические, слушатель явственно ощущает оптимистические ноты и веру в победу Добра над Злом: «Птичий или звериный остров»: В Зверином острове случился случай. Однажды плывет охотник. Устал. Решил остановиться и покушать. Колканку (долбленку) выбросил на берег. Зажег костер. Листья для чая поставил. Вдруг услышал шорох. На другой стороне костра стоит медведь и лапой бьет себя по рту, показывает в сторону. Рыбак от страху онемел…сел в лодку о поплыл в ту сторону, куда указал медведь…А на островке чайки (халеи) орут, он подъехал и видит двух задавленных оленей и живого теленка. Забрал теленка с собой. Теленок вырос в красивого оленя. Касынки Покалы повез на нем пушнину к хантам и попросил продать оленя. «Возьми, какой понравится», - ответили ему. Был у него тынзян (аркан) и попал он в двух оленей. Заулыбались ханты и дали ему оленей. К весне стало у Касынки Покалы пять оленей, а через год восемь с хором. Так медведь помог ему стать оленьим человеком».34 К бытовым сказкам можно отнести сказки, в которых высмеивается легкомыслие, эгоизм, жадность. Земной человек – главный объект и главное действующее лицо социально-бытовых сказок. Слушатель имеет возможность узнать о сложных переживаниях героя, его удали и неописуемой красоте. Герой действует в обстановке, привычной и знакомой: в стойбище, чуме, в лесотундре: «Старик так жил»: «Три сына было у старика. Жили в верховьях реки Пур. Двое женатых, а третий нет. Старик и говорит: «Давайтебрата женить…».35и далее события развиваются на чисто бытовом уровне. Ему не спешат на помощь свехъестественные, волшебные и мифологические силы. Нет у него магических предметов, чудесных помощников-животных. Бытовым сказкам лесных ненцев свойственно насыщение диалогами и внутренними монологами, романтически-обыденной окраской повествования, разговорной терминологией, грубоватостью, обыденностью и простотой выражений. Наиболее часто встречающиеся темы в социально-бытовых сказках лесных ненцев – ожидание счастья, историческая память, вековое взаимопонимание и согласие между человеком и миром природы, запреты и их роль в судьбе героев, воспитание в семье и многие другие:

«Жили-были два охотника. Они жили в походном чуме, имели жен и по трое детей. У одной женщины дети были послушны, помогали матери. А у другой – невоспитанные, балованные, шумные и злые. Вторая женщина не раз говорила своей соседке: «Уйми своих детей. Не положено утром и вечером в чуме шуметь». Но подруга не слушалась и сама способствовала шалостям своихдетей. Однажды утром почва у входа в чум зашевелилась и оттуда показалась лысая и огромная голова. Голова, облизываясь, сказала: «Где шумят, как вы мне надоели, голова болит от вашего шума». Добрая женщина схватила шин кат (чашку с растопленным оленьим жиром) и поставила перед гостем: «Дедушка, кушай, угощайся. Выпусти меня с детьми на волю, ведь мои дети не шумели». И чудище пропустило добрую женщину, а вторую с детьми поглотило в пропасть с черной водой».36

Социально-бытовая сказка играет и сегодня в жизни народа неща’ воспитательную, развлекательную и образовательную роль. Сопоставляя сюжеты бытовых сказок, приходишь к выводу, что категория сострадания, соединение мечты и действительности, проблема внутренней и внешней красоты героев определяются духовно-нравственными понятиями лесных ненцев. Проникновение в скрытый душевный мир героя, психологизм, абсолютизация Добра и Зла – композиционные приемы, с помощью которых строится содержание большинства социально-бытовых сказок. Сквозные образы – дорога, небо, звезды, болота, лесотундра усиливают простоту и вместе с тем глубину сюжета, сопровождая героя на протяжении всех событий, происходящих с ним. В бытовых сказках поднимаются проблемы счастья, долга, смысла жизни, бытовые реалии, нравственные поиски героя. Главные действующие лица – охотники, рыбаки, оленеводы, жители лесотундры. Они бесстрашны, ловки, сообразительны, находчивы: «Жених говорит невесте: «Перекочевывай с отцом, а я задержусь». Они уехали. А он вытащил свои лыжи, колчан со стрелами и начал проверять местность, где ходили волки. Видит – следы семи волков. Он спрятался и ждет. Прицелился с лука и на однустрелу нанизал всех волков…».37Характерным признаком социально-бытовых сказок является использование художественного приема - сопоставления, как средства выражения народной позиции, обстоятельности повествования, точности и емкости описания житейской тематики. В социально-бытовых сказках лесных ненцев присутствуют наряду с героями-людьми и персонажи-животные, которые представлены в своем реальном виде и не обладают никакими качествами человека. Сметливость, скромность, самобытный ум характеризует главного героя. В социально-бытовых сказках рисуются взаимоотношения между людьми и социальными группами. В некоторых сказках фигурируют животные, дается объяснение их повадок и внешнего вида, рассказывается о взаимопомощи человека и зверя. Сюжетом социально-бытовых сказок могут служить и явления, происходящие в природе: «…Ветер (мерця) вызывает волшебная птица мин лей, она с семью крыльями…», «…Гром (мунота) предвещает о предстоящем сражении героя со злыми силами природы…», «…Шум нарт, на которых сыновья Севера приезжают помериться силой с Югом и увозят с собой Юговскую дочь…», «…Северное сияние (харп), заря покойников помогает в пути и не дает старухе Хад (пурге) забрать в царство мертвых героев…».38 Основная идея сказок проста: на земле не должно быть места страданиям и бедности, добро должно побеждать зло. Обман, трусость, предательство наказуемы.

Сложился в социально-бытовых сказках своеобразный культ физической силы, направленной на добро и созидание, культ сильных героев с остро развитым чувством социальной справедливости. Персонажи участвуют в единоборстве, состязаются в стрельбе и меткости, в выносливости и храбрости. Быт лесных ненцев узнаваем в том таинственном, что происходит в чуме, около него, вдали от места обитания. Главные темы в такого рода сказках – или семейные отношения, или социально-бытовые. Навеянные древними анимистическими представлениями лесных ненцев, согласно которым у каждого существа есть душа, способная принимать форму, эти образы сохранились и в сказках: «Сойка»: «Жил охотник с женой и сынишкой на берегу небольшой тундровой речки. Был он удачлив на охоте и его вантей (нарта с продуктами) был всегда полон дичи и мяса оленей. Однажды охотник застрелил сойку и принес в чум. Охотник говорит: «Жена, ты помнишь, как мы с тобой в детстве жарили мясо сойки на костре». Жена отвечала мужу: «Это было давно, мы были детьми». «Не к добру, жена, твои слова. Ты забываешь доброе прошлое». Жена выбросила тушку сойки дальше от чума и сказала: «В тушке сойки какое мясо, нарты полны мясом оленя и не съесть его нам вдвоем». Потемнело лицо мужа, как ночь, но он промолчал…Великолепна природа зимой. Все вокруг окутано белым пухом и словно взывает к осторожности и тишине. Вокруг так красиво! Но жизнь стала, как ночь, темной. Нет удачи в охоте, нет в реках рыбы. Красота не радует семью охотника, голодные они сидят у очага и говорит муж: «На охоте я даже мышиных следов не увидел. Все живое спряталось. Как жить?» Как-то жена охотника увидела рядом с чумом сойку на дереве. Попросила мужа: "Застрели сойку на суп, детям сварю".Тут сойка и говорит: «Ко-пев. Пошутила я. Кому нужна тушка сойки»! и улетела. И сказал муж жене: «Когда тушка сойки валялась у очага, ты была горда, богата, мясо ее не нужно было тебе. Удача ушла от нас».39 Не может быть полноценного восприятия сказок без внимания к повествовательной манере, в которой за наивностью и бесхитростностью того, кто ведёт рассказ, угадывается жизненный опыт и мудрость. Интонационно-синтаксические средства речи, ее особенности в расстановке пауз, речевой мелодии, логических и эмоциональных акцентов, темпе речи для сказочника очень важны, однако мне нередко встречались сказители среди лесных ненцев, которые вели повествование монотонным, размеренным голосом, не уделяя особого внимания выразительности и эмоциональности речи, и что поразительно, сказки слушателями воспринимались не менее захватывающе. Социально-бытовым сказкам свойственна многопроблемность сюжета: мысль о ценности и важности добра на земле, о путях его достижения, об экологии души и природы, о победе любви и дружбы над ложью, ханжеством, злом.

Наиболее глубоко укоренён и представлен в устном народном творчестве лесных ненцев тип сказок, в которых утверждается самоценность человеческой личности. Познавательное и воспитательное значение их огромно. Сказки представляют большой интерес для фольклористов, литературоведов, ученых и исследователей в художественном отношении, как проявление народного таланта в области сюжетосложения. Сказочник рассказывает о событиях и ему понятно всё, с присущим и врожденным даром и талантом рассказчика, он доносит до слушателей истинную ценность содержания сказки. В работе “Философия искусства” Ф.В. Шеллинг пишет: «Рассказчик чужд действующим лицам…он… превосходит слушателей своим созерцанием и настраивает своим рассказом уравновешенным”.40

Герою социально-бытовой сказки приходится полагаться на себя, на смекалку, изворотливость и жизненную хватку. Помогают герою выйти из трудного положения недогадливость, тупость, трусость его противника. Бытовые сказки часто носят сатирический характер. В них мы найдём народный юмор, сарказм, насмешку. Жадность, скупость, лживость, лень – обычные пороки отрицательных персонажей. В сказках привлекает образ смышленого, изобретательного героя. Перед слушателями открывается особый мир, одновременно знакомый и незнакомый, но, безусловно, реальный. Условия жизни, быт, занятия героев рисуются довольно правдиво, характеры типические, конфликты описываются реальные, что придает необычность сказочной сюжетной реализации:

« Кукушка»:

«Жила на свете бедная женщина. И было у нее 4 детей. Не слушались дети матери. Трудно было матери. От жизни такой, от работы тяжелой заболела она. Лежит в чуме, детей зовет, просит: «Детки, дайте мне воды. Не один, не два раза просила мать – не идут дети за водой…Обернулась мать птицей-кукушкой и вылетела из чума. И с тех пор не вьет себе кукушка гнезда, не растит сама своих детей».41

Социально-бытовые сказки представляют собой весьма разноликое явление народного устного творчества. Удивительное происходит в самом сюжете, в поведении героя. Фольклорно интерпретируя героя к подвигам, совмещая в его образе национальное, социальное и общечеловеческое, лесные ненцы воплощают в нем положительные качества характера своего народа. Иногда начало социально-бытовой сказки не только удивительно, но и комично. В дальнейшем развитии сюжета ее занимательность еще более увеличивается. Однако больше всего удивительного и невероятного содержат развязки социально-бытовых сказок. Их финалы неожиданны и очень интересны: «…А зловредную старуху комары искусали так, что глаза ее стали, как кочки на болоте, а язык во рту не помещался и висел до самой шеи».42

Сказки-бывальщины в основе своей содержат фактические события, происходившие в действительности, что дает нам право отнести их к социально-бытовому жанру. Несомненно, что современное устное народное творчество лесных ненцев претерпело целый ряд изменений, появилось много сказок нового, пореформенного времени, с ярко выраженной событийной основой. Архаичность стирается из памяти старожилов, а черты современного времени все более проникают в сказку.

«Блуждающие» («бродячие») сказки.

Сказки с «блуждающим» сюжетом – это такие, сюжеты которых встречаются в сказках других народов мира или были приобретены путем заимствования из иных фольклоров.

«Блуждающие» («бродячие») сказки, сюжеты которых характеризуются наличием сравнительных оборотов, метафор, соответствующих территориальному диалекту, обилием уменьшительно-ласкательных суффиксов, гипербол, метонимии, эпитетов встречаются в фольклоре лесных ненцев редко, а заимствованный («блуждающий») сюжет по причине удаленности мест кочеваний от цивилизации и позднему появлению своей письменности почти не претерпели значимых изменений на достоверность повествования: «Сидящий укостра»: «В давние времена жил на свете невезучий человек. Два его старших брата были стройные, ловкие, удачливые охотники. А он – младший, то лилентяй, то ли дурак…».43Характеристика героя близка русскому Иванушке-дурачку, но на этом и заканчивается общность сюжетов русской сказки и сказки лесных ненцев, что указывает на исключительность заимствований сюжетов у других народов лесными ненцами. В сказках с «блуждающим» сюжетом обязательно прослеживается вера народа в возможность преодоления всех невзгод. Язык сказок лаконичный и образный, средством изображения героев выступают поступки, речь, внешний вид, пейзаж. Природа в «блуждающих» сказках изображена поэтически-одухотворенной, основная мысль в данных сказках – гармоничность человека и природы. Герой в заимствованных сказках наблюдательный, тонко чувствующий природу, но специально создающий впечатление легкомысленного, несерьезного, глуповатого человека. Доброта, отзывчивость, взаимопонимание, помощь, самовоспитание героя составляют идейную основу. Герой попадает в исключительные ситуации, в которых испытываются его мужество, воля, упорство, жизнестойкость и которые помогают слушателям понять, каков же герой на самом деле. «Блуждающие» сказки бывают самыми разнообразными по сюжету: от исторического прошлого до сегодняшних реалий. Рассказчик старается донести до слушателей не только взволнованность, эмоциональность и приподнятость содержания, но и выразить картины величия своего народа – создателя духовных и материальных ценностей, темные и светлые стороны его жизни. Мотивы очищающего влияния родной природы, сложность и многозначность отношений между действующими персонажами, сочетание в героях жестокости и гуманизма, бесчеловечности и милосердия приводят к выводу о мимолетности человеческого бытия на земле. Сказки с «блуждающим» сюжетом обычно начинаются с характеристики героя, повествование ведется от лица рассказчика. Героями бывают не только мужчины, но и женщины: «…У старика со старухой была внучка, и такой красавицей была она, что звери останавливались и любовались. Однажды решила внучка посетить Священное место и поехала на оленях за две реки и за тайгу. Встретилась она с мудрым стариком. Красотой ее залюбовался мудрец и научил многим мудрым вещам. Поблагодарила девушка старика и дальше поехала. Наступила ночь и решила она заночевать. Развела костер, и вдруг появился разбойник по кличке Щучья шкура. Завязалась драка между ними, но девушка много премудростей узнала и стала разбойнику говорить: «Давай угощу тебя я вкусным ужином». Обрадовался разбойник, был он голодный и сел к костру. А девушка говорит: «Дрова закончились, принеси». Разбойник принес дрова, котел закипел и девушка говорит: «Помоги котел снять». Только разбойник подошел к костру, девушка сильно толкнула его, и сгорел он в костре. Так девушка спаслась от разбойника».44 Смерть комара: «Когда-то жили муж с женой и был у них сын. Любил он над комарами издеваться. В руки возьмет и тут же оторвет им ноги, нос, крылья…».45«В женщине время течет медленно, но цельно, как вечный ход солнца и луны, не меняясь и не меняя сущности. У женщины и тайны, и загадки свои, и тревоги, и другая, пронзительная тоска. Мужчина учится следить зверя и постигает тайну его повадок. Он смотрит в звезды…и угадывает, какой обернется погода…А женщина смотрит в небо и думает о земных душах, что поселились на звездах».46 Мотивация некоторых сказок с «блуждающим» сюжетом имеет облагораживающий характер: страдания, душевные крушения, победы. Встречаются виды сказок на тему загадочной и бесконечно любимой «малой» северной родины, связи времен – прошлого, настоящего и будущего, грусти по безвозвратно ушедшему прошлому. Сказкам с «блуждающим» сюжетом свойственно переплетение двух сюжетных линий – общественной и личной, в которых драматическая острота народных страданий воспринимается героем, как личная трагедия, а сказочные мотивы «открытий», «познаний», «знакомств» позволяют слушателю представить гармонию природы и жителя лесотундры, возможно, благодаря этой гармонии герой из любых ситуаций выходит победителем.

Кумулятивные сказки.

Кумулятивные сказки – это такие сказки, в которых «звенья могут следовать одно за другим по принципу нанизывания, или агглютинации».47

Кумулятивные (цепевидные) сказки довольно часто встречаются в устном народном творчестве лесных ненцев. В содержании происходит переплетение фантастики и реальности, противоборство Добра и Зла, Правды и Лжи. Композиция строится путем «нанизывания» одного сюжета на другой: «…Тункевхи долго искал колдуна Выйсамэй Вэку. Три года бродил по свету храбрый юноша и наконец пришел к низовью одной огромной реки…А с другой стороны реки на лодке плыл великан. Сила его была огромная, камни руками разбивал, а реку мог перейти вширь…Великан стал прыжками догонять Тункевхи. Но Тункевхи бегал очень быстро и вскоре увидел каменную сопку. «Видно здесь живет колдун. Как бы мне избавиться от колдуна и от великана», - подумал Тункевхи. Подбежал он к каменной сопке, а навстречу ему колдун Выйсамэй Вэку. Тункевхи закричал колдуну: «Спасайся, а то идет великан, который хочет тебя убить». Колдун весь посинел от злости. Когда увидел великана, то взял огромную гранитную глыбу и бросил в великана. Три дня и три ночи бились, пока оба умерли. А Тункевхи возвратился домой и все с радостью встречали храброго юношу, который спас все стойбище от злогоколдуна…».48 Смысл названия кумулятивных сказок зачастую имеет мифологический подтекст: «Сказка о Выэрсе», «Безголовые», «В гостях у духов ветра», «Каменная река». Сюжет кумулятивных сказок в большинстве своем строится на противопоставлении внутренних побуждений героя и объективного результата его поступков, на синтезе героического и мистического, на нравственном противоборстве веры и безверия, на помощи и бездействии герою духов Верхнего, Среднего и Нижнего миров. Кумулятивным сказкам свойственно употребление динамических, устойчивых словосочетаний, загадочность и таинственность описываемых событий, сосредоточенность на единичном герое, органичное сочетание фольклорно-сказочных сюжетов с реалистическими образами, сказовый стиль изложения, идейно-философская направленность:

«Земля представляется в нескольких мирах, расположенных один над другим. Выше земли, где обитают люди, - небеса. Они поворачиваются с Луной и Солнцем вокруг земли. Небо выпуклое и краями упирается в землю. На небесах живут люди – НУВ, САХАВА, они имеют оленей. Когда на нижнем из небес тает снег, он стекает на землю в виде дождя. Звезды (НУМГИ) – озера на небосводе. Земля плоская, есть реки, горы, кругом море. Под землей еще 7земель. На первой живут сихиртя. Небо для них – наша земля. Солнце (ХАЕР) и Луна (ИРИЙ,ИРЫ) сквозь нашу землю светят сихиртя. Темные пятна на луне – ноги лунного человека (ИРИЙ ХАСАВА)».49Зависимость характера героя от внешней среды, неоднозначность его внутреннего мира, злободневное и вечное, тема сопряженности духа микрокосма (человека) с землей и небом (макрокосма), поиск гармонии, снятие противоречий между вымыслом и реальностью характеризуют жанр сказок с «блуждающим» сюжетом. Этот вид сказок изобилует композиционными приемами: гиперболами, контрастами, психологической мотивированностью действий персонажей, типизацией, «нанизыванием» и последовательностью изложения: «Живой дух»: «Идет лисичка и под обрывистым берегом нашла лебеденка, закрыла его шелковым платком на нарте. Идет лиса, несет нарту и встретила песца. Просит его: «Помоги мне». Пошли они вдвоем, по следу нашли росомаху. Спросили росомаху: «Мы с песцом тащим живой дух. Помоги нам». Росомаха взялатретью веревочку и потащили они нарту. Переночевали, покушали - не покушали и пошли по следу волка. Говорит лиса: «Смотри, волк, мы втроем несем живой дух. Помоги». «Конечно, конечно,- говорит волк. Раз живой дух, как не помочь…».50

Сказки-песни.

Сказка-песня – особый ритуальный жанр, исполняемый особым напевным языком и содержащий самую разнообразную тематику. Этот вид сказки можно услышать в стойбище лесных ненцев в исполнении шамана при камлании. Текст сказок-песен насыщен множеством образных сравнений, эпитетов, метафор, обращений к духам. В них сказочник учит слушателей нравственным поступкам и действиям: не причинять зла природе, зверю, птице, земле, реке и просит у духов помощи и защиты: «Криворогий, рогатый по ледяным дорогам пройдет, укрепи, очисти своих восемь костяных копыт, чтобы нам перейти ледянуюполосу земли. А впереди нее дальше будет кипящая волнами река. Там нам представится молодой парень с железной лодкой. А еще дальше начнем преодолевать древнего, мхом обросшего, смерти подобного духа, которыйворует сердца людей…».51 Героем сказок-песен часто является «слово» (сказка «Слово-песня»). Сказитель всегда был почитаем у лесных ненцев и называют они его значимым, веским словом «ваделы». Главная цель сказочника – своим рассказом увлечь, заставить поверить в силу слова-обращения, а иногда просто удивить, поразить слушателя. Все это отразилось и на сказочном сюжетосложении, причем довольно своеобразно в различных жанровых разновидностях сказки-песни: «Одиноко сидела женщина у костра, ночь приближалась, а мужа все не было из охоты. «Может случилась беда?» – подумала женщина. И вдруг услышала, как легкий ветерок коснулся ее головы, покружился и превратился в дымное облако, похожее на девушку. Девушка-облако присела у костра и вздохнула. «Кто ты?» - спросила женщина. «Я слово-песня. Я принесла тебе очень страшную весть…».52Сказка – песня учила премудростям жизни, добру и справедливости, чести и порядочности, мужеству и героизму, любви и долгу, вере и почитанию духов. Она несла в себе и ту необходимую сумму знаний, без которой невозможно становление человеческой личности. Интересной особенностью сказки-песни лесных ненцев является и то, что довольно большое количество их посвящено героине-женщине: «…Старуха-мать качает в люльке внука и поет: «Отец приедет, принесет нам рыбу, сварит вкусную уху. И я тебя досыта накормлю. Баю-баюшки, спи, мой мужчина маленький, панхэй! Спи!» Но смотрит она в дырку ветхого чума и видит: над лесом кружится много-много ворон. Они кричат так, словно чуют кровь. Забеспокоилась мать-старуха. «Эти черные птицы всегда несут несчастье»,- прошептала она. И вечером отправила детей из чума в глубь леса. Сама обвесила медный котел колокольчиками, качает его и поет: «Спи, мой внук прекрасный…» Вокруг чума послышались шорохи. А потом на высоте человеческого роста пронзила его стрела. Следующая проткнула ветхие шкуры на высоте сидящего человека, а в третий раз стрелявший из лука хотел убить того, кто лежит на постели. Мать рыбака, откуда только взялись силы, выскочила из чума и бросила в омут большой котел с колокольчиками. Разбойники ринулись за ним. При свете луны им, наверно, показалось, что там не вода, а белый песок насыпан…Тогда пошли рыбак с женой к омуту и видят: в нем мертвые разбойники плавают…»53Содержанием сказок-песен иногда становятся не сами события, а то, что за ними скрыто, смысловой намек, иносказание помогает слушателям понять, каков герой и каково его предназначение. С самого начала сказки становится понятно, что добро восторжествует, а зло будет наказано. Встречаются в фольклоре лесного народа и сказки-песни, героями которых выступает сама северная природа: тайга, пурга, ягель, вода и др.: «Однажды жили люди у реки Лэмдяха. Лэмдяха была небольшая речушка, но такая капризная, что люди часто оставались голодными, так как река не давала рыбу. Обратились люди к шаману. Семь дней и семь ночей просил шаман Лэмдяху помочь людям, но река только сердито клокотала и не хотела давать рыбу…».54

Фольклор не сохраняется где-то далеко, в других странах, а живет здесь и сейчас, в нашей душе, и человек является живым носителем сказаний.

Сюжет сказок-песен лесных ненцев довольно подробный и детальный, не допускающий отклонений от традиций и законов народа. Например, сказки-песни напеваются шаманами или медленно, протяжным голосом рассказываются сказителями. Лехтисало об удивительности и ценности фольклора жителей лесотундры говорит так: «По крайней мере, тому, кто знаком с условиями жизни самоедов, они готовят эстетическое наслаждение, если он услышит их от мастера, исполненными в чудесной, экзотической мелодии или с глубоким воодушевлением».55

Историко-героические сказки.

Историко-героические сказки – это сказочно преображенные исторические события, героями которых являются обычные люди. «Конкретные сюжеты…в сказках полностью вымышлены и не восходят ни к каким достоверным историческим фактам».56

В основе сюжета историко-героических сказок лежит борьба светлых и темных сил, исторические события и факты. Сам сюжет довольно подробно разработан, что позволяет выявить древнюю основу и более поздние напластования уклада жизни лесных ненцев. Сюжеты охватывают множество разнообразных тем: о земной жизни богатырского рода, о подвигах и приключениях, о любви и печалях героев, о злодеяниях и возмездии, о верности родовым законам и традициям, о битвах и странствиях. Главный герой воплощает все черты национального героя, личность героическая, сильная, мужественная, целеустремленная, добрая, благородная. В герое воплощены общественные и эстетические идеалы народа, нравственные истоки, как частная жизнь героя, так и общественная жизнь всего народа. Герой предстает в действиях и поступках. Темы – взаимоотношения и передвижения народа, родов, племен. Это уникальные свидетельства появления лесных ненцев на Ямальской земле, отношения с соседями – ханты, манси, селькупами, сихиртя и др.: «Перед тем, как идти войной на тазовскую тундру, Тындали решил выдать дочерей за метких стрелков. А дочерей было немало – семь. Семь девочек. Зимой и летом, осенью или весной Тындали заставлял молодежь стрелять из луков, прыгать через нарты. Много было смелых и ловких парней, он выбрал семь самыхлучших из лучших».57Языковые средства создания историко-героических ситуаций, национально-патриотический пафос, сочетание трехкратных и семикратных повторений, влияние религиозных воззрений, описательная манера изложения событий характеризуют историко-героические сказки лесных ненцев. Образность речи, непосредственность, изобразительно-выразительные средства языка (эпитеты, сравнения, метафоры, олицетворения, гиперболы) занимают довольно большое место в этих сказках. В историко-героических сказках присутствуют не всегда исторически достоверные образы, замысел, события. Тема – психология героя, обобщенный национальный характер, утверждающая роль патриотизма, любви к родной земле. «Дыхание родной земли» – ароматы тайги, тихие всплески волн, пьянящий запах ягеля и морошки, мужество и стойкость героя, помощь Верхнего, Среднего и Нижнего богов сопутствуют удаче и непобедимости главного персонажа. В основе сказки используется жизненный материал – типические лица, события, обстоятельства. Общественно-исторические условия, в которых создается сказка, определяются не только замыслом и идейным содержанием, но и формой изложения событий. Историко-героические сказки подкупают своей «детскостью», свежестью и непосредственностью восприятия. Деревья и травы, звери, птицы и даже слова одухотворены. Поэтический образ вечной дороги, без конца бегущей под полозьями нарты, олени, бодающие небо, несущие на рогах пляшущие светила, облака, звезды, кивающие кедры служат фоном историко-героических сказок.

Далеко на севере протянулась огромная земля, которую называли Сибирью. Множество сказок и легенд о стране вечной мерзлоты, отгороженной от цивилизации болотами, непроходимыми тропами, лесами и реками, крае “человедцев незнаемых” встречаются во многих народов мира. “Чуткая земля”, закрытая, по словам античного историка Геродота, «белой пеленой птичьего пуха (снега)» создала и сохранила фольклор, рассказывающий нам о древнем океане, когда не было суши, а птицы доставали её из глубин и приносили в клювах, о том, как земля росла, как появились люди, и как лесные ненцы расселились по берегам рек. Субъектно-объективное мировосприятие, а также предметное восприятие времени и пространства, создают особую картину мира. Человек представляет себе, что его жизнь и жизнь природы – одно целое. В фольклоре лесных ненцев встречаются сказки о низкорослых людях (сихиртя), прячущихся в сопках, что является исторически достоверным фактом, о трагических ошибках, из–за которых появились болезни, смерть; сказки о войнах и мятежах; сказки о трудолюбии и мужестве в суровом, но благодатном крае: «Сихирти-Ягу»: «Когда-то давно жило свободное племя – Нойсама. Однажды на негонапали другие племена. Но одна семья все-таки успела перекочевать и замести свои следы. Долго ли, коротко ли шла она через болота, леса, реки, но в конце-концов все-таки вышла к древней стоянке – сихирти…На речке стоял запор, построенный древними сихирти. Пришельцы проверили ловушку. И к их радости там оказалось множество всякой рыбы…Сейчас на этой речке нет стойбища. Но люди хорошо помнят, что она и запор древних людей сихирти спасли весь оставшийся род Нойсама».58Устная народная культура лесных ненцев “многогласная”. Образ суровой сибирской природы в сказках превращается в близкий и родной. Подвиги и приключения героя, речь, характер и поступки выступают основным средством раскрытия сюжета. В крае, где так сильна мифологическая и былинная традиция, сказки несут в себе склад и язык мифа. Сказочник рассказывает такие сказки торжественным голосом.

В историко-героических сказках изображение исторических событий происходит на бытовом, будничном фоне. Впитывая особенности определенного периода времени, персонажи сказок заключают в себе два начала: традиции и действенность. Вследствие этого в нем сочетаются реальное и фантастическое, подлинное и вымышленное, то, что видел народ и то, что хотел бы видеть. В результате в сказке наблюдаются несообразности, отсутствие фактов, доказательств, хронологические несовпадения. В сказках историко-героических, в этой своеобразной копилке памяти народной, историзм не всегда соблюдается, зачастую искажается в угоду или героизации, или идеализации эпического героя. Герой – реальный или вымышленный, фольклорный, обобщенный и сильно идеализированный. В историко-героических сказках происходит состязание двух сторон-антагонистов: скверны и чистоты нравственной, моральной. Сравнивая содержание страстей мужчин и женщин, видишь их коренное различие: героиня страдает из-за брака, любви, смерти, болезни ребенка. В большинстве они плачут, пассивно ждут, молят, сетуют. Страсти героя, наоборот, морального порядка. Встречаются сказки эпического характера. Однако сюжет в каждом жанре имеет свою специфику, которая обусловлена особенностями содержания, творческих принципов и назначения жанра.

Сказки-бывальщины.

Сказки-бывальщины рассказывают об истинных событиях, происходивших в жизни стойбища, рода, о действующих лицах и о самом сказочнике. В бытовых сказках почти не встречаются волшебные превращения героя. Сюжет тесно связан с реальностью – мечты девушки о хорошем муже, семейные взаимоотношения, взаимоотношения детей и взрослых, значение дружбы, трагические ситуации, воспитание на традициях народа. В бытовых сказках героями правит житейская мудрость. “Мечта и сказка могут возникнуть в стойбище, и в чуме, фантазия преобразит их, сделает все обычное живым, одухотворенным. Поэтичны описания жизни, природы, быта, жителей, поэтизируется каждое слагаемое быта: одежда, чум, охота, олень”.59 Бытовые сказки знакомят слушателей с картинами быта и жизнью оленеводов, охотников, рыбаков, с традициями и обычаями лесных ненцев. Сказкам лесных ненцев свойственен сезонный характер исполнения – в зимний период, с середины ноября до середины марта. Сказочниками могут быть как мужчины, так и женщины, как старики, так и молодые. Содержание сказок ограничено областью “вечных” традиционных и нравственных истин, жесткой оппозицией Добра и Зла. Немаловажная роль в волшебной сказке отводится началу-зачину. Изобразительно-выразительными средствами языка чаще всего выступают сравнения и эпитеты, метафоры и олицетворения. Бытовые сказки – это своего рода попытка превратить обыденность слова в значимую, ценную и чувственную данность. Слово овеществляется, материализуется, изначально определяя свое восприятие слушателем при произносительно-слуховом звучании.

Сказки о животных.

Сказки о животных – главными действующими персонажами являются животные, обладающие человеческими качествами, но сохраняющие свой внешний облик. В.П. Аникин указывает, что «в сказках о животных функциональность вымысла основана преимущественно на передаче критической мысли: в юмористических или сатирических целях животным придаются людские черты».60 Отличительной особенностью сюжетной композиции сказок о животных является то, что в них широко используется диалогическая речь. Диалог потому так широко применяется, что он является одной из простейших и вместе с тем эффективных форм наделения животных человеческими признаками и качествами (речь и суждение). Сюжет сказок о животных имеет в большинстве своем небольшую экспозицию. Такая экспозиция характеризует обстановку, предшествующую развитию действия, дает некоторую мотивировку определенному сюжету. Иногда экспозиция почти сразу переходит в завязку. Однако уже здесь содержится сказочность: герои обладают чертами волшебства (говорят, рассуждают, живут как люди). Большинство сказок о животных вообще не имеют экспозиции, а сразу начинаются завязкой или зачином. Главное назначение зачинов – удивить слушателя необычной ситуацией, приковать его внимание к невероятному и необычному. За завязкой следует сюжет. Сюжет очень прост. Иногда он состоит из одной ситуации, небольшого эпизода. Удивительное в такой сказке достигается своеобразным сочетанием реального и ирреального, человеческого и животного. Дело в сказках о животных не в увлекательности повествования, а в удивительности отдельных ситуаций: встреча с человеком, с другим животным. Прием встреч как нельзя лучше отвечает идейно-художественному заданию сказок о животных. С одной стороны, посредством него передаются какие-то элементы реального, а с другой – дает возможность свести, столкнуть в сюжете любых животных, наградив их соответствующими качествами и поступками, передать невероятное, ирреальное, фантастическое. Среди забавных сказок о животных немало таких, в которых события нанизываются, происходят последовательно одно за другим.

Заключение.

Любая сказка в первую очередь рассказывает о человеке, трудами которого творится история. Связь народных сказок с реальной действительностью очень многообразна. Сюжет их в той или иной мере имеет жизненную мотивировку. Во всех сказках находим своеобразное сочетание реального и нереального, обычного и необычного, жизненно правдоподобного, вполне вероятного и совершенно неправдоподобного, невероятного. Именно как результат столкновения этих двух миров (реального и нереального), двух типов сюжетных ситуаций (вероятных и невероятных) и возникает то, что делает повествование сказкой. Именно в этом ее прелесть. Сказке было тесно в манускриптах, ее настоящая жизнь была в устах народа, в нескованном творчестве рассказчиков. Не всякая выдумка становилась сказкой. По традиции из поколения к поколению передавалось только то, что заключало в себе важное для людей. Сказки во всех разновидностях составляют бесценную сокровищницу демократической культуры человечества. Это искусство создано в веках на исторических путях народов в борьбе за жизнь и счастье. Сказочный сюжет и по своей организации и по своим идейно-художественным функциям отличается яркой жанровой спецификой. Его главное назначение – создание удивительного. Сказка лесных ненцев – это своеобразная «повесть» о судьбах земли ямальской и ее жителях – лесных ненцах. Романтическая мотивировка фантастических событий, стилистический колорит пейзажных описаний лесотундры, нравственно-психологическая дифференциация речи персонажей, отражение окружающего мира, народно-языковая традиция, разговорно-диалогический характер языка, трагические мотивы отличают сказки лесных ненцев от сказок других народов. В сказках мы можем обнаружить своеобразие характеров, быта, одежды, обычаев народа. В них отражается мир, в котором живет народ, их создавший, окружающая природа. И это составляет реальную фабулу сказок лесных ненцев. Но главное – все же вымысел, фантазия: звери говорят, происходят волшебные превращения, одушевляются и очеловечиваются предметы, слова, явления. Ю.М. Соколов, исследователь фольклора, справедливо указал, что «как ни характерны для сказки ее герои и предметы, живые и оживотворенные носители сказочного действия, все же самым важным и характерным для сказки как жанра является само действие.».61 Сказки лесных ненцев дают и урок доброты, честности, мужества, а иногда и хитрости, смекалки. Герои живут и действуют в особом, сказочном времени. Навеянные мифологическими, анимистическими и виденными представлениями сказки выражали мудрость своего народа, их стремления и мечты.

С.К. Нарышкина

1 С.Г. Лазутин. Поэтика русского фольклора.// М: Высшая школа. 1981.- с.12.

2 Литература Тюменского края. Под редакцией Н.А. Рогачевой.// Тюмень: СофтДизайн. 1997.- с.103.

3 Из фондов Музея освоения Севера.

4 В.Е. Хализев. Теория литературы.// М: Высшая школа. 2000.- с.334.

5 Из фондов Музея освоения Севера.

6 Из фондов Музея освоения Севера.

7 Там же.

8 Литература Тюменского края. Под редакцией Н.А. Рогачевой.// Тюмень: СофтДизайн. 1997.- с.100.

9 С.Г. Лазутин. Поэтика русского фольклора: Учеб. Пособтие для филол. фак. ун-тов.// М: Высшая школа. 1981.- с.26.

10 Р. Ругин. Волшебная земля: легенды, сказки, повести, рассказы. Том3.// Екатеринбург: Средне-Уральское книжное издательство. 1997.- с.21.

11 Из фондов Музея освоения Севера.

12 Там же.

13 Из фондов Музея освоения Севера.

14 П.Г. Турутина. Сказка о серой мышке.// М: Вилад. 2000.- с.74.

15 Из фондов Музея освоения Севера.

16 Из фондов Музея освоения Севера.

17 Там же.

18 Там же.

1

19 Из фондов Музея освоения Севера.

20 П.Г. Турутина. Сказка о серой мышке.// М: Вилад. 2000.- с.97-98.

21 Там же. с.37.

22 Из фондов Музея освоения Севера.

23 Там же.

24 Из фондов Музея освоения Севера.

25 Там же.

26 А.В. Головнев. Говорящие культуры: традиции самодийцев и угров.// Екатеринбург: УрО РАН. 1995. – с.394.

27 Из фондов Музея освоения Севера.

28 П.Г. Турутина. Дом ветров.// М: Вилад. 2000.- с.95.

29 П.Г. Турутина. Сказка о серой мышке.// М: Вилад. 2000. –с.25.

30 П.Г. Турутина.// Дом ветров.// М: Вилад. 2000.- с.33.

31 А.К. Микушев. Жанровые особенности эпоса коми-зырян. Специфика фольклорных жанров.// М: Высшая школа. 1973.- с.212.

32 П.Г. Турутина. Дом ветров.// М: Вилад. 2000.- с.64.

33 С.Г. Лазутин. Поэтика русского фольклора. Учеб. Пособие для филол. фак. ун-тов.// М: Высшая школа. 1981.- с.26.

34 Из фондов Музея освоения Севера.

35 Там же.

36 П.Г. Турутина. Сказка о серой мышке.// М: Вилад. 2000.- с.13.

37 Из фондов Музея освоения Севера.

38 Там же.

39 П.Г. Турутина. Сказка о серой мышке.// М: Вилад. 2000.- с.16.

40 В.Е. Хализев. Теория литературы.// М: Высшая школа. 1981.- с.301.

41 Из фондов Музея освоения Севера.

42 Там же.

43 П.Г. Турутина. Дом ветров.// М: Вилад. 2000.- с.66.

44 Из фондов Музея освоения Севера.

45 П.Г. Турутина. Дом ветров.// М: Вилад.2000.-с.45.

46 Литература Тюменского края. Под редакцией Н.А. Рогачевой.// Тюмень: СофтДизайн. 1997.- с.127.

47 С.Г. Лазутин. Поэтика русского фольклора.// М: Высшая школа. 1981.- с.15.

48 Из фондов Музея освоения Севера.

49 Там же.

50 Из фондов Музея освоения Севера.

51 Там же.

52 Там же.

53 П.Г. Турутина. Сказка о серой мышке.// М: Вилад. 2000.- с.41-42.

54 Из фондов Музея освоения Севера.

55 А.Й. Йоки. Т. Лехтисало (1887-1962). Перевод с нем. и публикация д-ра ист. наук Н.В. Лукиной.// Томск: изд-во Том. ун-та. 1997.- с.13-14.

56 С.Г. Лазутин. Поэтика русского фольклора.// М: Высшая школа. 1981.- с.31.

57 Из фондов Музея освоения Севера.

58 Из фондов Музея освоения Севера.

59 Литература Тюменского края. Под редакцией Н.А. Рогачевой.// Тюмень: СофтДизайн. 1997.- с.368.

60 С.Г. Лазутин. Поэтика русского фольклора.// М: Высшая школа. 1981.- с.26.

61 С.Г. Лазутин. Поэтика русского фольклора.// М: Высшая школа. 1981.- с.22-23.