Традиционное жилище

Жилище человека как материальный объект - особое явление в традиционной культуре. Оно, прежде всего, имеет утилитарное значение: служит защитой от сил природы и олицетворяет его вещной мир. Но вместе с тем жилище является объектом для изучения духовной культуры, поскольку человек связывает с ним все важнейшие категории мироздания. Целесообразность конструкции жилища, каждого его элемента определялась многими поколениями в соответствии с потребностями в труде, отдыхе, семейными отношениями, развивающимися в определенной социальной и географической среде. Внутреннее обустройство жилища также представляло собой предметное воплощение опыта поколений и охраняемой общественным мнением традиции.

Современные коренные жители Севера в связи с развитием оленеводства, которое предполагало постоянное перемещение в поисках новых пастбищ для оленей, определили выбор в пользу чума - переносного каркасного жилища конической формы, сооруженного из перекрещенных жердей и покрытых зимой нюками , сшитыми из шкур оленей, летом – из березовой бересты. Разные по конструкции каркасное жилище бытует у большинства оленеводческих народов и имеет свое название. Коми называют его чом, нганасаны - ма, кеты - кус, эвенки - джу или дюкча, северные якуты - тордох-дьие, лесные ненцы - мя. Толковый словарь живого великорусского языка В. Даля жилище сибирских народов определяет словом «чум» - «кочевой, переносный шалаш сибирских инородцев; жерди составленныя сахарной головой и покрытыя, летом берестой, зимою – цельными и сшитыми оленьями шкурами, с дымовым выходом вверху». Простота конструктивного решения делает чум максимально приспособленным для кочевого образа жизни. Такое жилище быстро собирается и разбирается. Благодаря конической форме он устойчив при метелях и ветрах, снег с его крутой поверхности скатывается не задерживаясь. Немаловажное значение имеет и распределение тепла внутри конической формы. Несмотря на то, что наверху имеется сквозное дымовое отверстие, тепло от очага, поднимаясь вверх, задерживается на наклонных стенах, а затем по кругу опускается вниз.

Утилитарные и знаковые функции жилища лесных ненцев

Утилитарная функция традиционного жилища лесных ненцев – чума, сочетается с функцией знакового уровня, воплощая в себе систему этнических представлений о мировом устройстве. Наклонные шесты, накрытые сверху каким-либо материалом, соответствуют представлениям лесных ненцев о воздушной сфере, которая окутывает Землю. Такие конструктивные особенности жилища, как священный шест (шин,су), очажное место (тун,мю), дымовое отверстие (хал,ван,ши) связаны с представлениями о границах Верхнего и Нижнего мира и могут быть одновременно «запором» и «каналом» связи между этими мирами. В мифологии лесных ненцев Вселенная представляется в виде трех миров, расположенных вертикально один над другим, - Верхнего, Среднего и Нижнего. Священный шест - это вертикальный центр жилища, олицетворяющий древо жизни человеческого рода в Среднем мире и который соединяет Верхний мир, где живут верховные боги, и Нижний мир – мир мертвых. Через дымовое отверстие – вход в Верхний мир, по священному шесту уходит дым от очага в небо. Очажный лист, который лежит в основании священного шеста, закрывает вход в Нижний мир, через который приходит смерть.

Многие явления природного мира также отождествляются с понятием «чум». Так тучи называют «чумом комаров», снежный сугроб – «куропачьим чумом», а внезапное появление ураганного ветра связывают с разорением «чума ветра». Одна из легенд лесных ненцев рассказывает о последствиях, которые вызваны «разорением чума ветра»:

«В сосновом бору на берегу речки жили люди. И случайно разорили чум ветра. Старики говорили, что этого делать нельзя. И их опасения оправдались. Однажды, когда стоял ясный солнечный день, а люди и птицы радовались прекрасной погоде, вдруг на горизонте показалось облачко, которое переросло в черную грозовую тучу. Оно неслось прямо на стойбище. Подул сильный ветер. Он закружил все вокруг вихрем. Часть неба погрузилась во тьму. Сверкали молнии, и грохотал гром. Старики говорили, что это разгневался дух ветра».

Однако чум не является олицетворением такого привычного для современного человека понятия как «дом». Дом, в представлении народов ведущих кочевой образ жизни, не ограничивается рамками жилой постройки, а включает в себя всю обжитую территорию, по которой проходят пути касланий оленей или на которой ведется промысел. Пожалуй самое точное и образное определение чума дано А.В. Головневым: «Поскольку у кочевников нет постоянных селений, домом им остается считать то временно поставленный чум, то караван нарт, то вообще всю тундру. Чум служит «самой верхней из одежд» для кочующей семьи, а одежда – «маленьким чумом». Когда оленевод, слегка сгорбившись и расставив ноги, сидит на нарте, он силуэтом напоминает чум».

Чум – это владение женщины, начиная с процесса его строительства. Повседневные заботы о семье, будь то приготовление пищи, пошив одежды и обуви или уход за маленькими детьми, также связаны с чумом. В мифологии лесных ненцев это незыблемое правило прописано верховным богом Нумом еще при сотворении человеческого рода. Оно «закодировано» в орнаменте, украшающем женскую обувь, которой наделил Нум женщину:

«Орнамент на твоих кисах – не просто рисунок. Треугольник кисов – это твой чум. Маттак – поперечные полоски – запреты, или кивы. Еще один треугольник – пыдяк мал – дымок над чумом. А верхний ободок на носу кисов – это небо над твоей головой. Полоски в разные стороны означают лучи солнца над чумом. Теперь об орнаменте вокруг кисов. Он означает, что под небом ты не одна. Вокруг твоего чума живут и другие. А это дорога к твоему чуму. По ней ты когда-нибудь приведешь своему будущему сыну жену. По этой же дороге отправишь в другую семью свою дочь».

В структуре внутреннего пространства жилища, наряду со священным шестом, определяющим является очаг, а точнее, огонь очага. Связано это, прежде всего, с его практической значимостью в суровых условиях Севера. Наряду с рациональным предназначением огня как источника тепла, он открывает человеку новые возможности иррационального значения. В представлении лесных ненцев, огонь дает жизнь и обладает очистительной и охранительной силой. С этим представлением связана традиция класть в изголовье новорожденного спички, символизирующие огонь, который оберегает от злых духов, наделяет добрым и горячим сердцем, как пламя очага. Очищающие свойства огня заложены в традиции окуривания при свершении ритуальных действий и проведения обряда очищения жилища, людей, средств передвижения, предметов быта.

Хранительницей очага и священного шеста считается женщина. Она наделена способностью «руководить» огнем, может умиротворить, умилостивить его гнев. Чтобы огонь горел ровно и спокойно, не трещал, не стрелял искрами, женщина во время трапезы должна «угостить» огонь кусочком пищи, каплями чая. Дрова считаются пищей огня, поэтому женщина также следит за тем, чтобы они лежали именно в том месте, где люди не могут через них перешагивать, тем самым, оскверняя огонь. Но, несмотря на то, что женщина оберегает очаг и священный шест, проводит ритуал очищения чума и окуривания шеста дымом, - стоять, а тем более перешагивать между священным шестом и очагом считается для нее большим грехом. Также, по традиции лесных ненцев, женщина не должна перешагивать через предметы, принадлежащие мужчине: орудия труда и промысла, его личные вещи, аркан для ловли оленей, хорей. По бытующему поверью это может принести мужчине зло. При любом действии внутри жилища или за его пределами, связанном с представлением «совершения греха», проводится обряд очищения чума, его обитателей и всех предметов, которые «осквернены». Эта традиция является общей для всех лесных ненцев, но внутри каждого рода или семьи действуют свои нормы и способы проведения очищения. Женщины стойбища Дян,ки Кой для проведения обряда очищения и окуривания чума используют березовые почки, кусочки березового гриба чаги и кусочки шкуры выдры. На жестяную лопаточку собираются угли из очага, на них кладутся березовые почки и кусочек шкуры с передней лапки выдры. Для окуривания священной части чума в угли добавляется березовый гриб чага. Женщины стойбища Пайсята, расположенного в верхнем течении реки Харампур, для окуривания чума и священного шеста используют те же предметы, кроме березовых почек.

Защитой жилища и стойбища от злых духов служит также шкура, снятая вместе с копытами со священного белого оленя хранящаяся в священной нарте (кэхэн, канн). Также существует особая категория домашних (семейных) духов–покровителей рода, семьи и местности, где они проживает. Духи-покровители представляют собой деревянные фигурки и называются «духи чума» (мят кэхэ). Хранятся они в ящике для ритуальных принадлежностей в священной части чума (шин,), во время перекочевки перевозятся на священной нарте. Совершать какие-либо ритуальные действия, прикасаться к домашним идолам, передавать по наследству может только мужчина, за исключением куклы – покровительницы женщин, деторождения и материнства, которая принадлежит старшей в семье женщине. Она хранит её в изголовье своей постели. Предназначение куклы ассоциируется с понятием «Мать Земля» и, вероятно, поэтому носит название Дян ката (земная бабушка) или Мят–Пуша (хозяйка чума). Вот как описывают ее М. и О. Приходько в работе «Хомани»:

«Хомани, когда была маленькая, хотела поиграть с этими куклами. Особенно с бабушкиной, потому что на ней много красивых платков, ягушек и украшений. Но бабушка сказала, что её кукла – не кукла и те, что лежат в священной нарте, тоже.

- Это – Мят-Пуша! – сказала она. – Хозяйка чума. Пока Мят-Пуша с нами, ничего плохого не случится. Она нас защищает.

Бабушка показала ягушку Хозяйки чума, которую она подарила ей, когда родила отца Хомани. Поверх той была надета другая, которую бабушка сшила после рождения второго сына, дяди Хомани. Третья ягушка – в благодарность за внука Хомаку. А самая верхняя одёжка досталась Мят-Пуше после рождения Хомани. Эта была самой нарядной, ведь родилась девочка».

По рассказам Полины Солувны Алиуллиной (Пяк), на кукле её бабушки было надето так много платьев, что размер куклы увеличился в два раза по сравнению с первоначальным. Но она, наряду с ролью хозяйки чума, выполняла также роль домашнего лекаря. Её прикладывали к больным местам не только членам семьи, а всем жителям стойбища, которые обращались за помощью. В качестве благодарности «кукле дарили новую ягушку» - кусочек новой ситцевой ткани. Ткань оборачивалась вокруг туловища и «можно было по этим кусочкам прочитать всю историю избавления от боли с помощью маленькой куклы». После смерти старшей женщины «хозяйка чума» передается по наследству следующей старшей в семье женщине. В отличие от мужских домашних духов, которые вырезались из дерева, изображение хозяйки чума не имело твердой основы, лишь вместо лица вставлялась металлическая бляшка, на которую завязывался платок, а вместо туловища сворачивались кусочки меха, оставшиеся от пошива ягушки и женских кисов.

Традиции обустройства стойбища и чума

Выбор места для устройства постоянных и сезонных стойбищ зависит от типа хозяйственных занятий семьи - оленеводческо-промысловых или рыболовецко-охотничьих. Для ведения рыболовецко-охотничьего хозяйства рядом должен быть водоем – озеро или река. Как правило, выбираются высокие и сухие берега рек. Ведение оленеводческо-промыслового хозяйства требует наличия ягельных пастбищ. На рассматриваемой территории компактного проживания лесных ненцев, в верхнем и среднем течении р. Пур, ягель обильно произрастает лишь на небольших участках. Поэтому обычно территория перекочёвок лесных ненцев не выходит за пределы лесной зоны. Немаловажное значение при выборе места стоянки имеет время года. Летом место должно быть открытым, продуваемым ветром, чтобы меньше досаждали мошки и комары. Зимой местом для стойбища служат лесные поляны, окруженные высоким лесом, который защищает от зимних ветров.

Места стойбищ лесных ненцев довольно часто совпадают с местами расположения поселений и промысловых сооружений древних жителей, населявших современную территорию проживания лесных ненцев. Эта закономерность подтверждена в ходе археологических раскопок, которые проведены на территории Пуровского района в 1997 – 1998 гг. по заказу Музея освоения Севера г. Губкинского проблемной научно-исследовательской археологической лабораторией Уральского государственного университета.

Выбрав место для стойбища, все члены семьи приступают к его обустройству. Взрослые расчищают место для чума и распрягают легковые оленьи упряжки. Причем зимой снег на месте будущего чума не расчищается, а утрамбовывается ногами или лыжами. Подростки распрягают грузовые упряжки и распаковывают нарты с предметами домашнего обихода. Женщины – нарты с шестами и покрышками для чума Строительством чума и обустройством внутреннего жилого пространства, как правило, занимаются женщины и девочки подростки. Мужчины в это время заготавливают дрова, хотя в другие дни заготовкой дров занимаются женщины. Мужчины до недавнего времени практически не принимали участия в установке чума. Но эта традиция постепенно уходит, во многих семьях лесных ненцев мужчины принимают участие в наиболее трудоемких процессах строительства жилья - установке шестов, подъеме покрышек чума.

Зимой установка чума занимает полтора, два часа, летом – час, полтора. Первый предмет основания чума, вокруг которого будут устанавливаться шесты, – очажный лист, кладет женщина. Зимой чтобы снег не таял, очажный лист кладется на два бревнышка. Летом под очажным листом делается небольшое углубление. До установки шестов чума женщины раскладывают в еще не существующем жилище крупные предметы быта: печь (кэл,л,), еловый лапник (крупные ветки сосны), циновки из прутьев (дямтучал,), циновки из травы (пайн,ан, тонл,), пол(л,атта), бревна, так как удобнее размещать шесты, ориентируясь на расположение предметов внутри будущего чума. Также в узкую дверь чума заносить объемные предметы будет труднее..Печь-буржуйка, как правило, устанавливается только зимой. Летом пищу готовят на костре на улице. В чуме костер разводится только для окуривания и «изгнания» комаров и мошки.

Конусообразный каркас чума сооружается из 40-45 шестов. Сверху каркас покрывается меховыми или брезентовыми покрышками - нюками. Шесты (н,у) заготавливают обычно в зимний период, из молодых и прямых стволов сосны длиной от 5 до 8 м, имеющих круглое сечение. Шесты, изготовленные из сосны легкие и прочные. Ель и лиственница более тяжелый материал и практически не используется. Концы шестов заостряются с двух сторон, кора со стволов снимается. Подготовка шестов для строительства каркаса летнего чума имеет свои особенности. В отличие от шестов для зимнего чума, при заготовке летних шестов кору со стволов деревьев не снимают, чтобы во время дождя вода, проникающая через дымовое отверстие, не скатывалась по стволу до его основания, создавая сырость, а стекала в центр жилища и там высыхала.

На двух из четырех основных шестов (хал,ван н,у), на некотором расстоянии от верхнего конца просверливаются по одному сквозному отверстию, сквозь которое продевается веревка для последующей их обвязки веревочным кольцом. Однако, при установке временного – походного чума, например во время охоты, основные шесты не всегда имеют сквозное отверстие. Их просто связывают между собой веревкой. После обвязки два основных шеста поднимаются вверх, и свободные концы раздвигаются на ширину будущего чума. По оси направление ориентируется на север-юг или северо-восток – юго-запад. При установке, они перекрещиваются несколько ниже веревочного кольца, в которое затем продевают два других основных шеста и раздвигают в противоположенном от первых двух шестов направлении. От числа шестов и их длины зависят размеры чума - чем их больше и чем длиннее, тем вместительнее чум. Размер чума также зависит от материального достатка семьи. Для изготовления большого чума необходимо большое количество шкур, поэтому про хозяина с небольшим достатком говорят «у него остроконечный чум».

В недавнем прошлом самым последним устанавливался священный шест, который олицетворял собой дух очага или, по свидетельству собирательницы фольклора лесных ненцев П.Г. Турутиной являлся древом жизни рода. Он располагался между очажным листом и местом для хранения священных предметов. Также священный шест использовался в качестве составной части приспособления для подвешивания котла и чайника над костром.

В центре чума над местом очага, выше человеческого роста помещались две поперечные жерди. Один конец жердей крепился к священному шесту, два других – к шестам, образующим вход в чум. На них укладывались ещё две короткие перекладины, образующие раму. На раме закреплялся крюк - регулятор для подвешивания котлов или чайника (па, патшан,). Нередко, крюк для котла прицепляли к верхней перекладине П-образной рамы, обрамляющей очаг. Как правило, надочажный крюк изготавливался из дерева. Железный крюк в недавнем прошлом был большой редкостью, и передавался в качестве приданого невесты или переходил по наследству, становясь семейной реликвией. С появлением печей-буржуек отпала необходимость в надочажном устройстве, и священный шест перестали устанавливать почти во всех семьях. Хотя запрет для женщин - не перешагивать и не стоять в заочажном пространстве, сохранился.

Когда остов чума поставлен, начинают натягивать покрышки. Для этого обычно нужно четыре человека: двое специальными шестами (детшан,) поднимают покрышки за кармашки (каппак) вверх, а двое держат за боковые края, расправляют их и привязывают веревками к жердям каркаса чума. При установке зимнего чума сначала натягивают по очереди внутренние покрышки мехом внутрь (мю`ша), которые привязывают веревками, имеющимися на углах покрышек к шестам. Затем поднимают и привязывают наружные покрышки мехом наружу (дедя). Процесс поднятия покрышек - трудоемкое занятие, так как они довольно тяжелые. Чтобы покрышку было легче поднять, двое встряхивают ее, как бы наполняя воздухом, а двое в это время подцепляют ее шестами за верхний край и, скользя по жердям чума, поднимают наверх. К основанию чума подгребают снег, а летом – землю, чтобы в жилище снизу не проникал ветер. Края покрышек должны заходить один за другой. В месте соединения покрышек в противоположной от входа стороне, на расстоянии 4-5 м от чума устанавливается священная нарта. Это пространство, между чумом и священной нартой, как и пространство за очагом, считается запретным для женщины. Если провести прямую линию от очага до этой нарты, она пройдет через священный шест. Если от очага и выход из чума - соединится с нартой (шипу), где хранится женская обувь. Нарта со священными предметами и нарта для перевозки очажного листа и женской обуви, являются полюсами стойбища и никогда не стоят рядом. По традиции, нельзя находится между чумом и священными нартами любому постороннему человеку, не члену семьи. Считается плохим предзнаменованием, если посторонний человек, не член семьи, отъезжает с задней стороны чума. По поверьям лесных ненцев, «человек, задумавший плохое или держащий недобрые мысли, всегда старался уехать с задней стороны чума, добрый человек приедет к чуму или отъедет от чума со стороны входа».

Вход (нёйши, нен,ши) в жилище направлен на юго-восток. В зимнем чуме он образуется свободно свисающим краем одной из внешних покрышек. В верхней части чума остается незакрытое полотнищами отверстие для выхода дыма (хал,ван ши). Зимой отверстие прикрывают небольшим куском оленей шкуры, летом – куском бересты, для того чтобы дым не задувало ветром внутрь. Сверху готовый чум обвязывается веревками (дедян, кан, виддя) или старыми арканами для ловли оленей (тыншан,).

Для строительства зимнего чума лесные ненцы используют четыре покрышки - две нижние (мю`ша), которые покрывают остов мехом внутрь, две верхние (дедя) покрывают мехом наружу. Меховые покрышки сшиваются из крупных шкур взрослых оленей, снятых в зимнее время. Покрышки имеют трапециевидную форму. Обычно для пошива одной покрышки используют около 60 шкур. Как правило, они служат много лет и заменяются по мере износа.

Технология выделки шкур для изготовления покрышек - трудоемкий и длительный процесс, который входит в обязанность женщины. В летний период оленьи шкуры сушат на солнце, после выделки переносят в чум для продымливания. Продымленные шкуры не пропускают влагу. Чтобы края шкуры не загибались, её тщательно расправляют и вставляют в небольшие отверстия по краям специально приготовленны деревянные палочки, Хорошо просушенные шкуры для размягчения и эластичности смазывают вареной оленьей или рыбьей печенью. Затем их сворачивают в сверток, перевязав веревкой, и оставляют лежать в таком виде в течение двух дней. После этого шкуры «мнут» обухом топора, для увлажнения обкладывают каждую шкуру травой, снятой с болотных кочек, обсыпают мукой и начинают скребком снимать мездру . Затем обработка шкур производится с помощью специальной деревянной доски (натул,шан,) и скребка (дячил,ьшан,). Выделанные таким образом шкуры еще раз смазывают для эластичности вареной печенью рыбы. Если нижние покрышки шьются из новых шкур, длинный олений ворс состригается с помощью литовки и укладывается в полотняные мешки. Набитые ворсом мешки затем используются в качестве матрасов.

Шкуры сшивают самыми толстыми нитками, изготовленными из сухожилий передних ног оленя. Такие нитки очень прочные, они не гниют и не рвутся. Приемам обработки сухожилий для изготовления ниток (тэн) каждая женщина обучена с детства. Нитки заготавливаются в зимнее время, чтобы к лету был необходимый запас ниток. Сухожилия извлекаются из ножных и спинных мышц оленя при разделке туши. Сначала их сушат, подвешивая за толстые концы на веревке. Хорошо высушенные сухожилия долго хранятся. Если они слишком пересыхают, перед дальнейшей обработкой их смачивают и «разбивают» молотком. Затем сухожилия «теребят» – разделяют на тонкие волокна. Делают это специальным инструментом, который представляет собой остроконечник с костяной или деревянной рукояткой. Нитки для шитья одежды делают только из спинных сухожилий. При этом спинные сухожилия осторожно раздергивают пальцами за тонкие волоконца и скручивают друг с другом. Нитка должна получиться одинаковой толщины, поэтому к толстому концу предыдущего сухожилия присоединяется тонкий конец следующего. Толстые и прочные сухожилия задних ног оленя служат материалом для изготовления веревок. Их скручивают друг с другом, а затем складывают со спинными сухожилиями в две полосы и снова скручивают. Таким способом можно получать веревки любой толщины.

Меховые покрышки хорошо сохраняют тепло. Это обусловлено теплопроводными свойствами оленьего меха. Его ворс имеет трубчатую форму, что создает дополнительную теплоизоляцию. Меховая покрышка требует тщательного ухода и своевременного ремонта. В летний период зимние покрышки хорошо просушивают, для этого их привязывают к нескольким шестам, установленным наподобие чума. После просушки их укладывают, как и другие зимние вещи, на нарты или в лабаз.

Современная цивилизация внесла свои коррективы в принципы строительства чума. В связи с сокращение поголовья оленей, оленья шкура стала дорогим и практически недоступным материалом для безоленных семей лесных ненцев. Для изготовления внутренней покрышки чума вместо шкур они используют дарнит или брезент.

В недавнем прошлом при строительстве летнего чума лесные ненцы использовали берестяные покрышки (чет). Жарким летом берестяная покрышка не пропускала с улицы тепло, не нагревалась на солнце, и в чуме всегда было прохладно. С появлением современных прочных материалов для покрытия летнего чума, как правило, стали использовать брезент (прашин) и практически утратили технологию изготовления берестяных покрышек. Но в дальних стойбищах, где современная цивилизация оказала меньшее влияние, и сегодня берестяные покрышки шьют по традиционной технологии.

Береста для изготовления покрышки заготавливается летом. Время заготовки связано с периодом появления комаров. Считается, что до этого времени кора березы еще не готова к использованию и плохо снимается со ствола дерева. Снятая береста очищается от верхней пленки, и сворачивается в рулон. Затем в течение 2-3 дней вываривается на медленном огне с рыбьим отваром. Причем вода не должна кипеть, таким образом, береста «томится» и приобретает в процессе варки эластичность. Вываренная береста укладывается в три слоя: внешние слои - вдоль, внутренний слой – поперек. Затем ее сшивают. Для изготовления двери берестяного чума полосы бересты сшиваются по тому же принципу, как и покрышки. Но поперек сшитого полотна для жесткости пришивается несколько реек или тонких стволов березы. Затем готовую дверь привязывают за верхнюю рейку веревкой к жердям чума. Иногда веревку заменяют тонкими ветками тальника или березы. Берестяную дверь, как и покрышки, во время перекочевки сворачивают в рулон и укладывают на нарты. В недавнем прошлом берестяные покрышки были также предметом торговли. Их охотно покупали тундровые ненцы.

После покрытия чума женщины приступают к внутреннему обустройству жилища. В центре с двух сторон от места очага кладут по бревну, которые предохраняют от возгорания пол, затем доски, заменяющие пол. С левой и с правой стороны от половых досок до стен чума устраивается постель (пайн,а). На самый низ кладется еловый «лапник», на него укладываются циновки, сплетенные из молодых тонких березовых стволов. Затем сверху стелется циновка, сплетенная из травы (осоки), мешки с оленьим ворсом, оленьи шкуры (пайн,а), перины (нянспайн,а). При устройстве постели важно соблюдение определенных правил. Циновка из веток укладывается рублеными концами к противоположной от входа стенке чума. Травяная циновка укладывается рублеными концами к боковым стенкам чума. Оленьи шкуры – передней частью к входу в чум. Подушки (пул,тат) кладутся к стенке чума, и семья спит ногами к очагу. Укрываются, как правило, женской ягушкой. С появлением фабричных тканей женщины стали шить одеяла (тон,) из гусиного пера и пуха. Стенка чума над постелью затягивается тканью, а ночью постель от остального пространства жилища отделяет тканевый полог (денсал,). Он закрепляется двумя концами за шесты, на два других конца пришиваются веревочки. Днем полог сворачивается и обвязывается этими веревками. Если в чуме живут две семьи, каждая занимает разные стороны от входа в чум. При переезде на новое стойбище семейные постели меняются местами.

Отдельные зоны внутри чума, в зависимости от назначения и количества проживающих в нем семей, имеют свои названия. Чум делится на жилую (ва`ав) и нежилую половину (пелычи). Если в нем живет одна семья, постель располагается с левой или правой стороны от входа, если две - с правой и левой стороны. Чум делится на женскую и мужскую половину. Женская половина (шедя) по традиции расположена по обеим сторонам от очага - от входа до его центра. У этой традиции вполне рациональная основа. Занимаясь домашними делами, женщина постоянно двигается, поэтому, находясь ближе к выходу, она меньше беспокоит других его обитателей. Здесь женщина хранит свои сумки с вещами (патку), сумочки для хранения рукодельных принадлежностей (тушан,). Сумки для хранения женских вещей иногда заменяют подушки. На женской половине хранятся инструменты для выделки шкур. Если в семье есть маленький ребенок, люлька висит также на женской половине. Неиспользуемые в данный момент вещи хранят в специальной нарте. На своей половине женщина проводит большую часть жизни, здесь она шьет, выделывает шкуры, ухаживает за детьми. «Здесь, у входа, проводит последние дни умирающая старуха. Пока она способна двигать руками, она шьет. Даже если она уже слепа, её руки продолжают шить. Женское сетование на наступающую старость у лесных ненцев может быть выражено словами: «Мои глаза не видят края моего шитья, мой наперсток стал дырявым».

Место противоположное от входа в чум, за очагом - мужская половина «шинян,и шедя». Здесь расположена мужская постель, хранятся мужская обувь, инструменты, охотничьи принадлежности, а также ящик со священными предметами. В этом расположении мужской половины также заложен практический смысл. Мужчина проводит основную часть времени вне пределов жилища, занимаясь хозяйственными делами или промыслом. В чум он заходит лишь для отдыха и приема пищи. Только зимой мужчины в чуме изготавливают мелкие домашние предметы, плетут арканы для ловли оленей, мастерят ножи. Поэтому мужчина занимает место подальше от домашней суеты, беготни детей. Брачная постель сходится на середине чума, и даже ночью женщина спит на своей половине, а мужчина - на своей.

Свободное от постели место – нежилая половина. Она служит для хранения дров (тун, пя), здесь обычно живут маленькие щенки или заболевший олененок. Заготовкой и сушкой дров для очага (тун, мю) занимаются женщины. Дрова, предназначенные для ежедневного использования, складывают с правой и левой стороны от входа в чум. Здесь же зимой современные лесные ненцы вешают умывальник.

Из мебели в чуме есть только стол на низких ножках, который устанавливается во время еды в центре между очагом и постелью. Размер стола зависит от количества членов семьи. Если в чуме живет большая семья или две семьи, то имеется два столика. Столы мужчины изготавливают сами из широких досок, с ящиком для чайных чашек под столешницей. Ножки стола низкие, высотой около 10 см, и принимают пищу сидя на расположенной рядом постели, свернув ноги «калачиком». За очагом в ящиках находится посуда, продукты необходимые на сегодняшний день. Весь остальной запас продуктов хранится в продуктовой нарте. Котлы, чайники, ведра помещаются рядом с очагом.

Основные элементы интерьера: печь, постели, ящики для хранения посуды и продуктов, ящик для хранения культовых предметов – глубоко традиционны и получили отражение в домашних обрядах, приметах, нормах поведения. Этические и нравственные нормы поведения в семьях лесных ненцев регулируются неписаными законами – законами предков, которые передаются от отцов детям. Свод таких правил, лесные ненцы называют кивы – запреты. Особенно важно соблюдение этих правил в межличностных отношениях, когда на ограниченной площади одного чума проживают две семьи. Хозяйка одной половины чума никогда не возьмет посуду или вещь другой хозяйки, не принято заходить на чужую половину, вмешиваться без крайней необходимости в дела друг друга. Только дети, играя, могут преступить «нейтральную» полосу между двумя хозяйствами.

В сказке «Чудище» во время охотничьего сезона семьи двух братьев жили в одном чуме. Утром братья уходили на охоту, а их жены занимались домашним хозяйством. У жены старшего брата «все в руках кипело и спорилось», а жена младшего «постоянно слонялась без дела: то на улицу выйдет, то в чум зайдёт». Ребенок ее всегда без присмотра, голодный. Муж придет с охоты, а ему и еда не приготовлена. Тогда жена старшего брата и говорит ей:

- Зачем ты ребенка мучаешь, дразнишь, заставляешь кричать и плакать? Ты знаешь про кивы – запрет? Старики говорят, нельзя нарушать кивы. Нельзя шуметь в чуме, громко смеяться и крик поднимать. В старых стойбищах под землёй живут чудища, нельзя нарушать их покой. От шума у них может голова заболеть, и они тебя накажут.

Жена младшего брата отвечает:

- Ерунду ты городишь. Откуда здесь чудищу взяться?

Продолжает она забавляться, в чуме шум, гам, визг и крик стоит. Как вдруг земля у входа в чум зашевелилась, будто живая, стала лопаться, а в трещине появилась громадных размеров лысая макушка, а затем и вся уродливая голова, сморщенная, как желудок оленя. Показались плечи, кривые ручищи, и скоро всё целиком выползло страшилище из-под земли и лежит, загородив вход в чум. В наказание за нарушение закона предков чудище «схватило женщину с ребенком и с грохотом провалилось под землю», а на той половине, где жили нерадивая женщина и ее муж, образовалась трясина.

Освещение чума до появления керосиновых ламп осуществлялось при помощи свечи, сделанной из оленьего пищевода. В качестве фитиля использовали полоску сукна и заливали олений жир. Современные лесные ненцы пользуются керосиновыми лампами, приобретают керосин у нефтяников в обмен на мясную и рыбную продукцию В качестве разовых полотенец используется березовая стружка (вал,л,ам). Заготовкой стружки женщины занимаются в феврале-марте. Для этого острым ножом соскабливается тонкий слой с замороженного березового полена. В зависимости от предназначения стружка снимается разной толщины. Заготавливают её обычно в больших количествах. Высушенную стружку хранят в специальных мешках. На зиму ее требуется примерно три-четыре мешка. Стружка используется как полотенца, а также для мытья посуды, в нее заворачивают фарфоровые чашки и блюдца при перекочевках. В качестве влажных полотенец после приема рыбной пищи пользуются сырым мхом. Его также заготавливают впрок, сушат и затем складывают в мешки. По мере необходимости замачивают и используют по назначению.

Из хозяйственных построек на стойбище лесные ненцы устанавливают лабазы (чынн) для хранения пищевых запасов, упряжи и других вещей. Лабаз состоит из настила, укрепленного на высоких подпорках или козлах из толстых бревен. На бревнах делаются зарубки, на которые тонкими корневищами от деревьев крепятся сосновые ветки. Колючие сосновые иголки служат для предохранения от проникновения мышей. Настил сооружается из досок или жердей. Стены лабаза – из рубленых бревен или досок. В настоящее время лабаз для защиты от дождей и снега обшивается черной технической пленкой, которая в больших количествах «раскидана» по тайге «современными покорителями недр». Для хранения мяса и, особенно, рыбы осенью нередко устраивались ямы, вырытые в земле и обложенные льдом.

В отличие от тундровых ненцев, для окарауливания оленей и защиты их от гнуса в комариный период лесные ненцы сооружают корали и дымокуры. Размер кораля зависит от количества оленей. Устройством дымокуров вокруг загона для оленей в основном занимаются подростки. Они складывают в огороженные жердями дымокуры березовую труху, сверху ее обкладывают мхом или ягелем и поджигают. Такой костер практически не горит, только дымится. Для защиты собак от гнуса в «комариный месяц» устанавливается небольшой собачий чум, а во время больших весенних касланий для слабых новорожденных оленят - временный отельный чум. На современных стойбищах можно встретить и туалеты.

Каждая новая перекочевка сопровождается разборкой чума. В день перекочевки обитатели чума встают раньше, чем в обычные дни. Мужчины проверяют исправность упряжи, нарт. Женщины развязывают и снимают покрышки чума. Затем в обратном порядке разбираются шесты чума и укладываются на 1-2 грузовые нарты без настила (н,уттус), сверху - покрытия чума, стол, чайники, котлы. Но в связи с тем, что территория перекочевок не выходит за границы лесной зоны, лесные ненцы не всегда разбирают каркас чума, так как в любое время могут заготовить новые шесты. Постельные принадлежности грузят на специальную нарту для перевозки постели (пан,айшан,), одежду, мужскую и детскую обувь размещают на отдельную нарту (паннъйдю канн). Продукты перевозятся на продуктовой нарте (пяй канн). Печь, очажный лист, половые доски и женскую обувь укладывают на отдельную нарту (шипу). Если в чуме жили две семьи, каждая хозяйка складывает в таком же порядке части своей половины чума. Женщины и дети собирают и сжигают мусор. Место стоянки всегда должно оставаться чистым. Этот обычай лесных ненцев связан с представлением о том, что сразу после откочевки людей на месте стойбища могут появиться злые духи и через оставленные предметы, мусор нанести вред людям. Мужчины готовят стадо оленей для перекочевки и запрягают оленьи упряжки.

 

М.И. Гардамшина