Оленеводство лесных ненцев.

Происхождение ненецкого оленеводства

Оленеводство, как отрасль традиционного хозяйства ненцев формировалось на протяжении нескольких столетий. Свидетельством об использовании древним населением Приобья оленей в качестве транспортного средства относятся результаты археологических исследований, проведенных в разные годы на севере Западной Сибири. Одним из самых уникальных археологических памятников считается городище (жертвенное место) Усть-Полуй, расположенное в трех километрах от г. Салехарда. Среди находок есть и костяные детали оленьей упряжи, датируемые I в. н.э. Более поздняя датировка находок, имеющих отношение к оленеводству - с поселения Тиутей-Сале - VI – VIII вв. н.э. и городища Ярте VI – XI-XII вв. н.э. Хотя эти находки принадлежали досамодийскому населению циркумполярной зоны Западной Сибири, можно говорить об использовании оленей в качестве транспортного средства и самодийским населением гораздо раньше, чем описано в первых письменных источниках.

Истоки происхождения и давности бытования оленеводства интересовали многих исследователей. К самым ранним письменным источникам относится упоминание об оленях в одном из сказочных сюжетов, описанных в XI в. в «Повести временных лет». В этом сюжете говорится о туче, из которой падают на жителей всевозможные блага «… бывает другая туча, и спадают оленци мали в ней, и взрастают, и расходятся по земли…». В сказании «О человецах незнаемых в Восточной стране» (конец XV в.) в описании образа жизни жителей Югорской земли говорится: «А едят мясо оление да рыбу. …..а ездят на оленях. А платье носят соболье и оление».

Первые сведения об оленеводстве, как отрасли традиционного хозяйствования, зафиксированы полковником Григорием Новицким, который участвовал в миссионерских походах преосвященного Филофея Лещинского по северу Западной Сибири. Г. Новицкий составил «Краткое описание о народе остяцком», в котором писал: «Умножение скота и вскормление овец, коров, лошадей не обретается в них, ниже осемъ попечение каково имеютъ, но весма крайний прилежать скудости; иныи же мощнъйшыи множество оленей содержать, аки домашний скот, ихъ же употребляють вместо лошадей…». Более подробное описание дано в 1773 г. студентом гимназии Санкт-Петербургской Императорской Академии наук Василием Зуевым в работе «Описание живущих Сибирской губернии в Березовском уезде иноверческих народов остяков и самоедов, сочиненное студентом Василием Зуевым». В ней он в частности отмечает: «Щастлив из них тот, коего бог благословил стадами оленей; такой уж почти никогда ни о чем и не думает, хотя ходит также и за звероловством; однако сей труд принимает на себя от безделья, либо от великой скуки (здесь имеется ввиду «звероловство» – прим. авт.); оленей же кто стада содержит, тот у них и богатым называется, ибо никогда голоден не бывает. Но и действительно содержание такого скота можно смело назвать прочным, ежели пастух попадется доброй совести».

В 20-30 годы XX века был упорядочен описательный материал и дана классификация типов оленеводства. На основании этнографических и экономических критериев исследователи выделили региональные типы оленеводства – восточный и западный. Западный тип оленеводства с учетом этнографических критериев, характеризовался применением во время выпаса пастушеской собаки и нартенного способа транспортного использования оленя, восточный – без пастушеской собаки. По экономическим критериям оценки оленеводство делилось на кочевое и оседлое. При этом учитывались его натуральные и промышленные формы. По этим признакам оленеводство народов Западной Сибири было отнесено к западному санному с применением пастушеской собаки.

Этнографическая классификация была сделана в 1951 г. Г.М. Василевич и М.Г. Левиным, которые провели специальные исследования по этому вопросу. На основании особенностей оленьей упряжи, конструкции нарт, способа посадки на них и управления оленьей упряжкой авторы выделили «самодийский тип оленеводства». Также ими был отмечен факт верхового оленеводства у отдельных групп лесных энцев и селькупов.

В 70-х годах XX века С.И. Вайнштейн предложил еще одну классификацию, в которой «самодийский тип» оленеводства определяется как упряжное оленеводство, с использованием пастушеской собаки и отсутствием доения домашних оленей. Типологизация оленеводства всей Западной Сибири с учетом особенностей этой отрасли хозяйства у лесных ненцев, лесных энцев, селькупов, северных хантов, манси и кетов была сделана В.И. Василевич, выделившей хозяйственно-культурный тип полукочевого упряжного оленеводства таежной зоны Западной Сибири.

Одно из последних исследований, которое посвящено изучению традиционных отраслей хозяйства народов Западной Сибири, проведено А.В. Головневым. Исследуя навыки хозяйствования угорского и самодийского населения, он объединил их в хозяйственные комплексы (ХК), которые включают весь цикл хозяйственных занятий, составляющих способ материального обеспечения коллектива людей в определенных природно-географических и исторических условиях. По определению А.В. Головнева, к концу XX в. на территориях проживания самодийского и угорского населения Западной Сибири сформировались тундровый (оленеводческий), южнотундровый, таежно-ненецкий, таежно-предуральский и глубинно-таежный типы хозяйства. В рамках обозначенных хозяйственных комплексов типы оленеводства определяются по размеру стада, маршрутов и амплитуды кочеваний, приемам выпаса, использованию оленей и продукции оленеводства. На основании этих признаков А.В. Головнев выделил типы западносибирского оленеводства, которые имеют региональную и этническую обусловленность:

- тундровый крупностадный (ненцы и северные ханты Полярного Урала, Ямала и Гыдана);

- лесотундровый (ненцы и ханты Урала до водораздела Таза и Енисея);

- таёжный (ханты, северные селькупы и лесные ненцы);

- горно-таёжный отгонный (предуральские манси и ханты).

Между перечисленными типами оленеводства, хотя они и характерны для определенных этнических групп на определенных территориях, существует пространственная и функциональная взаимосвязь. В районах компактного проживания лесных ненцев в бассейне р. Пур тип оленеводства, в первую очередь, определялся размерами стада. Для выпаса небольшого по численности стада был характерен таежный способ. У оленеводов практикуется обмен оленями-производителями, оленеводческим инвентарем, увеличение поголовья определяет переход хозяйства от одного стиля ведения оленеводства к другому. Это отражает динамику межэтнического взаимодействия в оленеводстве народов Западной Сибири.

Все исследования по определению истоков происхождения ненецкого оленеводства, наряду с исследованиями по определению истоков происхождения ненецкого языка, связаны, прежде всего, с вопросами формирования ненцев как этнической общности. На основании всех проведенных исследований выделены три основные гипотезы происхождения ненецкого оленеводства. Одна из них - Южно-Сибирская (Саяно-Алтайская).

Приемы, которые используются в ведении ненецкого оленеводства, являются основными аргументами приверженцев Южно-Сибирской гипотезы происхождения самодийских народов. В XVIII в. на северных склонах Саянского нагорья участниками Второй Камчатской (Академической) экспедиции Г.Ф. Миллером, И.Э. Фишером был отмечен факт существования народностей, язык которых был самодийским и которые занимались домашним оленеводством. По мнению исследователей Г.М. Василевич, М.Г. Левина, продвигались самодийские племена с Саянского нагорья на север Западной Сибири уже, будучи оленеводами. Противоречит этой гипотезе то, что в оленеводстве ненцев имеются существенные отличия от оленеводства современных жителей Саянского нагорья. Как уже отмечалось выше, ненцы при выпасе оленей используют пастушескую оленегонную лайку, жители Саянского нагорья тувинцы и тафалары для окарауливания оленей собаку не используют. В транспортных целях ненцы запрягают оленей в нарты, а у жителей Саянского нагорья бытует вьючно-верховое оленеводство. Также ненцы не доят самок оленей (важенок), не применяют загонов для окарауливания оленей и не строят дымокуры в комариный период для защиты оленей от гнуса. Хотя, в отличие от тундровых, у лесных ненцев сохранился загонный способ окарауливания оленей и строительство дымокуров. Большинство исследователей высказывают предположение, что столь значительные отличия объясняются тем, что на пути из Южной Сибири на север Западной Сибири самодийские племена значительно видоизменили свое оленеводство под влиянием объективных факторов. К таким факторам они относят изменение климата, породы оленя, увеличение поголовья оленьего стада. Применение пастушеской собаки объясняется, вероятнее всего, укрупнением оленьих стад.

Переход от вючно-верхового оленеводства к санному исследователи объясняют измельчанием породы оленя по мере продвижения на Север. С увеличением периода холодов уменьшалась продолжительность вегетационного периода растений, которые служили кормом для оленей. Рост животных и их нагул происходит только на летних пастбищах, и чем продолжительнее вегетативный период, тем крупнее животное. Исходя из Саяно-Алтайской гипотезы происхождения самодийских народов, можно предположить, что у саянских предков ненцев, как и у современных жителей Саян, бытовал олень крупной таежной породы, годный для верховой езды. До сих пор у лесных ненцев бытует легенда, записанная собирательницей фольклора П.Г. Турутиной со слов Виктора Айваседо (п. Хаялесовая). В ней говорится о мальчике со стойбища Деваку, расположенного на речке с одноименным названием, в переводе с языка лесных ненцев – «сирота». В этой легенде мальчик передвигался верхом на оленях. « В те времена еще не существовало нарт, ездили по пуровской земле верхом на оленях. Мальчик, собрав десять своих быков, погрузил на них нажитый скарб и тронулся в путь».

Современные ненецкие тундровые олени более мелкие, и езда на них верхом невозможна. К объективным факторам, которые способствовали переходу от вьючно-верхового оленеводства к санному также можно отнести знакомство ненцев с упряжным собаководством, которое бытовало у древнего аборигенного населения Севера. Наличие упряжного собаководства у древних жителей приполярной зоны Западной Сибири подтверждают результаты археологических раскопок на территории современного проживания ненцев. В ходе этих раскопок было выявлено, что доненецкое население тундры,– сихиртя не знали оленеводства, а для перевозки грузов использовали собачьи упряжки. Сведения об использовании собачьих упряжек томскими лесными самоедами (селькупами – прим. автора) вплоть до середины XIX в. зафиксированы М.А. Кастреном во время его путешествия по Сибири: «Каждая семья приготовляет для себя несколько так называемых нарт, то есть маленьких саней, в которые запрягают собак». Хотя современные ненцы не применяют собачьи упряжки, но тип нарт, упряжи, веерный способ запряжки, посадка на нарты слева, управление ездовыми животными одинаковы как в санном оленеводстве, так и в упряжном собаководстве. Наряду с южно-сибирской гипотезой существует гипотеза о двухкомпонентности происхождения ненецкого оленеводства. Приверженцы этой теории в качестве аргумента приводят способ охоты на дикого оленя у современных ненцев с применением домашнего оленя – манщика. Такой способ охоты бытовал и у аборигенов тундры. Если был домашний олень-манщик, можно предположить, что и у древних жителей тундры имелись прирученные олени. Следы использования северного оленя в хозяйстве приобского населения обнаружены на памятниках усть-полуйской культуры, относящегося к периоду раннего железного века. С этим периодом связаны и древнейшие свидетельства об использовании оленя-манщика.

Становление оленеводческих традиций на севере Западной Сибири

Продвижение предков современных самодийских народов на Север, вероятно, сопровождалось трансформацией традиций природопользования. А.В. Головнев считает, что «Бурные приливы и отливы жизни в Субарктике вынуждали промысловиков придерживаться природного ритма: своевременно появляться в тундре, захватывая доступную добычу, и столь же своевременно ее, пустеющую, покидать. Правда, извечная тяга людей к устойчивому, наряду с сопутствующими общественно-кризисными явлениями, в конце концов вызвала становление искусственной природы, - домашнего оленеводства». Становление тундрово-оленеводческих традиций природопользования привело к смене промысловых традиций, которые бытовали у древних аборигенных жителей приполярной и арктической зоны, на пастушеские. Домашнее оленеводство давало хозяйственную независимость от состояния промысловых биоресурсов и рынка пушнодобычи. Переход к прогрессивному кочевому природопользованию позволял также рационально использовать ресурсы территории.

В XVIII - XIX вв. в тундре и лесотундре начинает широко распространяться крупностадное оленеводство. За короткий исторический период (150-200 лет) ненцы переходят от нестабильного промыслового хозяйства к производящему оленеводческому, более продуктивному, чем охота и рыболовство. Оленеводство среди ненецкого населения в этот период не носило ярко выраженного рыночного характера. Основой его являлось удовлетворение собственных потребностей, ориентация на торговлю практически отсутствовала. Большое значение продолжали играть у ненцев родовые отношения, которые предписывали помогать родственникам даже в ущерб себе. Только во второй половине XIX в., когда началась массовая миграция с Европейского Севера коми-ижемцев на север Западной Сибири, в оленеводство стали активно внедрятся рыночные отношения. Оленеводство ижемцев носило ярко выраженный товарный характер, продукция поступала на рынок, большое внимание уделялось торговле. Нередко ненцы попадали в зависимость от коми, и стада переходили в их собственность. Существенные различия в культуре, непонимание особенностей жизни и традиций вызывали негативную оценку ненцев со стороны коми-ижемцев. М.А. Кастрен приводит пример мнения коми об оленеводстве ненцев: «И то самое, что стада самоедов…перешли в наши руки - польза всей страны. У самоедов олени всегда были совершенно бесплодным имуществом, потому что самоеды живут как-то навыворот. Богатый лежит себе лежмя в своем чуме, собирает к себе бедную родню свою, кормит ее, пока наконец не обнищает сам и не пойдет также кормиться на счет другого. У них нет, таким образом, никакой возможности что-нибудь заработать».

Увеличение поголовья оленей требовало новых пастбищ, так как не создавались запасы кормов. Это вело к освоению новых земель и продвижению самодийских племен в северном направлении. Специализированное «оленное» кочевое скотоводство в тундровой зоне становится преобладающим хозяйственным типом. Охота и рыболовство становятся вспомогательными, сезонными занятиями. Только в зоне северной тайги, на территории проживания современных лесных ненцев, все три вида хозяйственной деятельности имеют одинаковое значение и являются взаимодополняющими. Это отмечается А.В. Головневым: «Таежно-самодийский промыслово-оленеводческий ХК, изменивший облик в результате роста значения пушнодобычи, оленеводства при одновременном кризисе промысла крупных копытных, сохранился в территориально суженных рамках у лесных ненцев».

Традиционные приемы выпаса в оленеводстве лесных ненцев

Из всех родов оленей северный олень по происхождению самый молодой. Биологи предполагают, что он развился в эпоху оледенений в начале четвертичного периода в южных и умеренных широтах Северной Америки. К середине плейстоцена род сложился в современном виде и расселился по северу Европы, Азии и Северной Америки. На территории современного обитания олени широко распространились после наступления в северном полушарии значительных и длительных похолоданий. Северные олени - животные средней величины, высота в холке от 70 до 140 см. Ноги сравнительно короткие, задние подогнуты в скакательных суставах. Хвост короткий. Рога у самцов и самок. Главные стволы рогов дугообразно изогнуты. Надглазничные отростки на концах лопатообразно расширены и в свою очередь несут несколько пальцевидных отростков.

Круглый год, живя под открытым небом и питаясь подножным кормом, олени приспособились к быстрому нагулу за короткий летне-осенний период. На летних пастбищах они полностью восстанавливают азотистый и минеральный баланс, обычно нарушающийся к концу зимы. Значительное количество жизненно необходимых веществ олени накапливают осенью, когда наступает время созревания ягод, грибов. Северный олень может на 80-90% усваивать углеводную часть лишайников, составляющую примерно 90% от их массы. Кроме того, олени охотно едят сабельник болотный, пушицу, морошку, мать-и-мачеху, которые другие виды сельскохозяйственных животных не едят. Основным кормом северного оленя является ягель.

Особенности ландшафта, определяющие состав растительного мира, влияют и на формирование животного мира, который в свою очередь является основным фактором, формирующим традиционное хозяйство лесных ненцев. В верховьях и среднем течении р. Пур ягель обильно произрастает лишь на небольших территориях, в отличие от обширных ягельных пастбищ в нижнем течении реки. Поэтому ведение крупностадного домашнего оленеводства из-за ограниченности кормовой базы затруднено. Стада домашних оленей лесных ненцев насчитывают в среднем 50-100 голов. Олени, в основном, используются в качестве транспортного средства, источника питания и изготовления традиционной одежды.

Как уже отмечалось, оленеводство лесных ненцев по своим признакам относится к таежному типу оленеводства. В недавнем прошлом оно практически не было связано с рынком, имело в основном натуральный потребительский характер и обеспечивало главные жизненные потребности владельцев стад. Все, что получали от забитого оленя, использовалось на хозяйственные нужды. Шкуры предназаначались для изготовления одежды, обуви, строительства жилища. Мясо шло для питания семьи. Продавали оленную продукцию неохотно, разве что безоленным соседям. Как правило, это были шкуры взрослых оленей, преимущественно “постели” (пайна). Также олени круглый год использовались в качестве транспортных животных.

Изменение форм хозяйствования в оленеводстве лесных ненцев происходило постепенно. Если до 1917 г. существовала только личная форма собственности оленей, то после начала коллективизации и образования Пуровского района в 1930 г. на территории компактного проживания лесных ненцев появились государственная, кооперативная и частная формы. Стали образовываться коллективные оленеводческие хозяйства, в которые порой насильно заставляли объединяться семьи лесных ненцев. Процесс коллективизации, как и в целом по всей России, проходил сложно. Владельцы больших стад отгоняли оленей в недоступные районы. Но постепенно все поголовье оленей было объединено в два крупных оленеводческих хозяйства - Верхнепуровский и Пуровский совхозы, в которых оленеводство представлено как самостоятельная товарная отрасль. Технология ведения оленеводства в совхозах имеет характерные черты тундрового крупностадного оленеводства.

С изменением социально-экономической политики государства в 90-е гг. XX в. стало возможным иметь собственные стада оленей. Оленьи стада, находящиеся в частых хозяйствах насчитывают до 100 голов. Как правило, в большие стада лесные ненцы объединяют оленей редко. Но среди малооленных семей практикуется передача стада на летний выпас наемным пастухам или семьям, имеющим большое количество оленей. Когда стада объединяются, пастухи ухаживают за ними поочередно. При таком способе выпаса семья остается на местах летних стойбищ и занимается выловом рыбы для себя и пастухов, отправившихся со стадом на летние пастбища. Традиционные приемы и методы ведения оленеводства в личных хозяйствах экологичны и эффективны. В течение года оленеводы со стадами совершают сезонные перекочевки: весной - к северу на открытые продуваемые ветром места, где олени меньше страдают от комаров и мошки, осенью – в южные лесные районы, где можно укрыться от зимних метелей. Перекочевка на зимние пастбища в лесные районы связана также с тем, что зимние ветры в тундре спрессовывают снег, поэтому оленям «докопаться» до земли сложно. В лесу снег поддается удару копыта, и оленям легче добывать ягель из-под снега, иногда они выкапывают ямы до 80 см глубиной. Во время перекочевок соблюдаются определенные правила, выработанные на основе практического опыта и сложившихся традиций, согласно которым оленеводы пасут свои стада. Одни участки пастбищ полагается проходить с высокой скоростью. Обычно это узкие долины, где ягель может быть быстро стравлен и выбит. Другие участки проходят медленнее, на третьих животные задерживаются для нагула. При этом выдерживается оптимальная численность стада. В пределах общинной территории у каждой семьи существуют пастбища для зимнего и летнего выпаса, которые в свою очередь делятся на четверти, территории осеннего забоя, отела. На случай гололеда и бескормицы в зимний период в каждом районе имеются пастбища-убежища. Оленьи пастбища для северных народностей являются источником существования и представляют такую же ценность, , как земля в сельскохозяйственных районах. По древним традициям и с точки зрения рационального природопользования, к местам богатым запасами для питания оленей лесные ненцы относятся по-хозяйски экономно - «дают им возможность отдохнуть, набраться силы, поэтому и чумами становятся там лишь спустя большой промежуток времени - от одного до десяти и более лет».

Однако не только человек, но и сами олени инстинктивно стараются сохранить запасы корма. Привычка бережного отношения к ягелю у оленей подтверждается также многократными наблюдениями пастухов. Они давно заметили, что ягель основной пищей животных является только зимой, а весной и летом они съедают только одну треть его запасов на всем пути движения стада. Животные как бы “умышленно” стараются расширять пастбища с обильным кормом, оставляя нетронутыми огромные участки земли, богатые ягелем. Такое поведение животных люди склонны рассматривать как доказательство того, что у оленей есть ярко выраженный инстинкт самосохранения и чувство заботы о завтрашнем дне не только для себя, но и для других, кто пройдет по этим местам вслед за ними. У взрослых оленей есть и другое качество взаимовыручки, особенно по отношению к слабым и молодым неопытным оленям. В зимний период сильные олени вместе с комьями снега от почвы отрывают ягель с корнями, но не для себя - он достается маленьким и слабым оленям. Поздней весной, летом и осенью в рацион оленей добавляется трава, листья кустарников и грибы. Вместо воды они едят снег. Лишайники хоть и питательны, но в них мало белков, а в снегу и талой воде мало минеральных добавок, поэтому олени пополняют свой рацион, поедая леммингов, мышей полевок, птичьи яйца.

Пути перемещения оленьих стад называются «путем каслания». Кочевать начинают обычно небольшими переходами по 10-15 километров в день. Чем больше у хозяина поголовье оленей, тем непродолжительнее стоянки на одном месте. Это связано с потребностью в новых пастбищах. В отличие от тундровых ненцев, кочевья которых достигают от 500 до 1000 км, перекочевки оленьих стад лесных ненцев более короткие, так как стада небольшие и не требуется сезонная смена пастбищ. Это является одной из особенностей таежного оленеводства не только у ненцев, но и у хантов, и саамов. Во время перекочевок пастухи на легковых упряжках объезжают стадо и оберегают его от волков, часто нападающих на оленей, особенно осенью в темные время суток. Облегчает задачи пастуха чувство стадности, присущее домашним оленям. В спокойной обстановке олени обычно дружно держатся вместе, и следить за ними не составляет большого труда. Зимой для проверки целости стада пастуху достаточно объехать вокруг территорию, на которой пасется стадо: если из круга, который объехал пастух, нет выходящих следов, значит все стадо в сборе. Легче охранять крупное стадо, так как в этом случае чувство стадности действует сильнее. Бывает, что отдельные олени или даже группы оленей отбиваются от стада. Иногда животные потом сами находят стадо, но часто пастухам приходится разыскивать их, применяя свое умение распознавать следы животных даже на твердой поверхности сухой тундры. Большую роль при окарауливании оленей играет оленегонная лайка. Хорошей собакой хозяева очень дорожат. Её приучают загонять в стадо отбившихся оленей, помогать пастуху во время перегона стада в нужном направлении, сгонять оленей в кучу.

Весной, перед отелом оленей, пастухи стараются достичь так называемых «отельных мест». Как правило, это места, где под высокими берегами рек можно укрыться от ветра, где гуще подснежный травостой и обильны проточные воды, а также приречные болота, где растут лучшие кормовые травы: трехлистник, морошка, осока. В экологическом календаре лесных ненцев этот период, приблизительно с 15 апреля по 15 мая, называется месяцем отела оленей (ты вытюл,ама), от которого зависит благополучие всего года. В представлении лесных ненцев, только у хорошего хозяина олени родятся в изобилии и красивыми, а хороший прирост - знак правильной жизни, плохой - клеймо неудачника и даже грешника, обделенного благосклонностью бога дарителя оленей Илибембэртя.

Июнь для оленеводов - время относительного спокойствия. Это период, когда завершается отел, открываются из-под снега пастбища и еще не так много гнуса. Подрастающие телята уже способны бегать в стаде. В остальное время олени теряются в пурге и тумане, разбегаются от комаров или в поисках грибов, становятся жертвами волков или браконьеров. В начале июля пастухи пристально следят за приметами лета: для оленевода сильный летний ветер, даже с дождем, представляется хорошим, поскольку он избавляет оленей от комаров и зноя. Тихая погода для оленеводов оказывается сущим адом из-за обилия комаров. Вообще оленевод считает хорошей погодой не ту, что приятна ему самому, а ту, что полезна его оленям. Самое распространенное название июля почти у всех жителей Севера – «месяц комара» (недян,к мал,ьша). В сильную жару олени от измождения либо ложатся на сырой мох, либо бродят вокруг водоемов. Как уже отмечалось выше в отличие от тундровых оленеводов, которые на комариный период объединяют стада и перекочевывают на обдуваемое ветрами арктическое побережье, лесные ненцы применяют другой прием летнего окарауливания - сооружают дымокуры (дякки). Также для защиты от гнуса пастухи опрыскивают рыбьим жиром самых слабых и упряжных оленей. Для остальных спасением является «кружение» и сильный ветер. На этот же срок приходится линька оленей, отчего они, заеденные гнусом и покрытые свалявшимися лохмотьями старой шерсти, заметно «теряют лицо».

Летняя жара раньше становилась временем разгула оленьих болезней (копытки, бешенства, ящура, сибирской язвы и др.). Современное ветеринарное обслуживание оленьих стад основано на постоянном контроле за состоянием здоровья поголовья и организацией своевременной вакцинации животных. Несмотря на то, что у лесных ненцев большая часть поголовья оленей находится в личных хозяйствах, осуществляется систематический надзор за состоянием животных выездными ветеринарными бригадами.

В августе приходит пора кастрации молодых самцов, забоя оленей на шкуры для пошива одежды. К этому же сроку отросшие за лето рога оленей отвердевают, и с них очищается мохнатая кожица. В августе исчезают комары, но появляются оводы и мошка. Особенное беспокойство стадам приносит овод, откладывающий личинки в ноздри и под кожу оленей. Немало хлопот доставляет пастухам и пристрастие оленей к грибам, появляющимся в тундре к концу лета. Рыская по склонам сопок в поисках грибов, олени способны забыть о своем стадном инстинкте и отбиться от кочующего стойбища. В сентябре пастухи возвращают взятых на выпас оленей - рыбакам, отныне каждый владелец оленей сам выпасает свое стадо и движется с ним по путям своих кочевий.

Территория кочевий современных лесных ненцев значительно сократилась. Перекочевки совершаются лишь весной к местам оленьих пастбищ и рыбного промысла. Поздней осенью семьи перекочевывают в тайгу для ведения охоты. В результате активного промышленного освоения углеводородных месторождений на территории компактного проживания лесных ненцев уменьшились площади ягельных пастбищ, что привело к сокращению поголовья оленей и увеличению количества безоленных семей.

В октябре начинается период утраты рогов оленями. Не случайно, наряду с наиболее общим названием октября – «месяц гона оленей» (кол,л дил,л,и), к этому же периоду относятся наименования, характеризующие завершение гона – «месяц, когда у хоров отпадают рога» (н,ал,кадем мал,кумшан). С этого времени следует долгая череда потери “рогатости” всего стада: в течение зимы «голыми» становятся все хоры, по весне теряют рога быки-кастраты и важенки. По отросткам на рогах определяется возраст оленя. Также по росту рогов ведется счет годового времени. Не случайно среди сезонов и месяцев отмечаются периоды: чистки оленями рогов, потери рогов оленями самцами, прорастания рогов. Своеобразный символ лета для оленевода – «рогатость» стада, зимы – комолость. В прочие сезоны пастухи занимаются отбором и сортировкой стада: выбраковывают слабых, холостят самцов, определяют и обучают вожаков упряжек, обмениваются быками производителями, отбирают оленей особых мастей для жертвоприношений, выращивают в чумах ручных оленят.

Но не все семьи, имеющие небольшое поголовье, объединяют своих оленей для совместного выпаса. В этих случаях олени находятся на свободном выпасе недалеко от мест летних стоянок. При свободном выпасе, чтобы олени не разбредались далеко по тайге, лесные ненцы используют специальные колодки тын,пя, которые надеваются оленю на шею или одну ногу. При таком способе содержания мужчины проверяют своих оленей через один-два дня. Животные инстинктивно держатся ближе к месту проживания хозяина. Это связано прежде всего с тем, что для защиты от комаров и гнуса в летнее время недалеко от стойбища строятся загоны, вокруг которых сооружаются дымокуры. Дымокуры строят обычно подростки. Для дымокура делается небольшое углубление, на дно которого кладется влажный мох. Сверху мох обкладывается свежесрубленными сосновыми ветками, которые добавляются по мере сгорания. На стойбище Хаду-Дей в семье Лилии Агичевой (Пяк) кроме изгороди строится ещё и навес. Этот способ удобен тем, что дым в безветренную погоду не уходит вверх, а стелется под навесом. Олени сами заходят в загон, как бы понимая, что это самое защищенное от гнуса место.

Конечно, при свободном выпасе оленей нередки случаи, когда стадо уходит вслед за дикими оленями. Об этом рассказывает легенда, записанная П.Г. Турутиной на стойбище Нелес-то: «Ляпча-Не жила на берегу Тальниковой речки. У нее была одна олениха. Однажды ночью к ее оленихе пришел дикий олень-красавец, и говорит:

- Прекрасная подруга, пойдем со мной на высокие холмы, где нет комаров и мошек, оживится твоя кожа на рогах, изгрызанная мошкарой, копченая дымокурами, шкура твоя заблестит на вольном воздухе, нагуляешь себе жирок.

Олениха отвечает ему:

- Я с тобой не пойду, у меня есть хозяйка на берегу Нелес-то, в сосновом бору лесного мыса. Я не хочу жить как ты - в вечной боязни, меня защищает моя хозяйка и я сплю спокойно. Я не хочу, как ты, истекая кровью, лежать в снежной яме, умирать в зубах волка или спасаться от него, все равно погибнешь без помощи.

После этой встречи олени остались жить каждый по-своему: дикий в тундре, вдали от людей, а домашний с Ляпча-Не. Кто знает, где лучше. Старая олениха всегда рядом с человеком, где дымокуры. И возит, и кормит, и одевает. Дикий олень всегда на вольном воздухе, каждому по-своему хорошо».

Олени различаются по масти (окрасу), форме рогов, их размерам и другим признакам. Выделяют разнообразные масти: белый, дымчато-белый, пестрый, белый с черными пятнами, черный, дымчатый, серебристый, серо-дымчатый, каштановый. Давая характеристику по рогам, различают следующих оленей: комолый, однорогий, с рогами, откинутыми назад и раздвинутыми в разные стороны, имеющий передние ответвления рогов, мощно разросшиеся над мордочкой. Общее название самок оленей – важенка (дячи), самцов – бык (капт). В зависимости от возраста и наличия потомства среди важенок различают: годовалую, яловую (не давшую потомства в данный сезон), нетельную (которая никогда не даст потомства). Самцы делятся на быков-призводителей, ездовых, годовалых бычков, оленят бычков. По степени прирученности различают: прирученных с малолетства, приученных к упряжке, тихих и легко поддающихся поимке, приученных к загону, трудно загоняемых в загон, но приученных к упряжке, строптивых, трудно поддающихся поимке и др.

В каждом стаде есть специально неприученный к упряжке крупный, сильный, кастрированный бык. Это, как правило, здоровый, красивого телосложения олень. Его присутствие в стаде вызывает чувства тепла, уюта и надежности для всех оленей. Он помогает слабым оленям разрывать сильными копытами твердый наст снега или глубокий снег на пастбищах. Как правило, такой олень является и вожаком стада. Чаще в стадах объединяются олени одного пола, но нередки случаи, когда олени пасутся парами. Бывают животные, которые группируются вокруг важенки - матери, часто даже взрослый олень старается отстранить от матери своих младших “братьев”, “сестер”, проявляя к ней чувства “нежности”, “ревности”. Эта привязанность бывает очень крепка, сохраняется на все время существования семьи и ее потомков. Особое место занимают специально прирученные олени, которые есть почти в каждой семье. Это могут быть маленькие оленята, которые родились слабыми и больными в конце периода отела от двухгодовалой важенки. Также приручают оленят, лишившихся матери, которая погибла во время их рождения. За таким маленьким олененком ухаживают взрослые и дети. В первое время, в период гнуса, он живет в чуме, спит, отдыхает и ест на краю постели своего маленького хозяина, который помогает ему расти - для него он собирает корм, делится частью своего «лакомого кусочка» и готов оберегать его от всех бед. Прирученный олень, кроме того, что он является украшением стада, представляет для человека и практическую ценность. Он служит своеобразным связным между хозяевами. В истории существования северного оленеводства ненцы рассказывает много случаев, когда такой олень спасал хозяина от беды. Его приход к чуму раньше других оленей, звон поддужных колокольчиков, бубенцов и металлических колец на упряжи, служит сигналом, оповещающим о спокойствии или тревоге в стаде, сообщает радостные или печальные вести. Даже в самой первой в жизни колыбельной песне мать, качая новорожденного сына, напевает:

«У меня много пожеланий, мой маленький тэта.

Самый желанный из малышей, самый послушный из сыновей,

самый длинноногий из мальчиков, самый удачливый охотник.

Пусть твои олени будут самыми быстрыми на земле твоих предков

из племени Дян,лечи.

Пусть твоими надежными друзьями будут собака-лайка и домашний олень.

Пусть прирученный олень приходит к чуму раньше других оленей.

Пусть он приносит тебе только добрые вести».

Для того, чтобы различать оленей, оленеводы имеют особые клейма – тамги, которые вырезают ножом на шерсти оленя на боку или на плече, реже на верхней части задней ноги. После линьки оленей тамги возобновляются. Тамга на шерсти хорошо видна издали, но неудобна тем, что в какой - то степени портит качество шкуры. Другой способ метки - фигурные вырезки на ушах (кавунта ма). При покупке одним хозяином оленя у другого, вырезается новая метка, причем старая метка срезается совсем, в результате чего у некоторых оленей остаются от ушей одни основания. По рассказам П.С. Аллиулиной (Пяк), срезанные с ушей кусочки кожи пришиваются детям на зимние шапки. Это своего рода знак обладания оленями и воспитание чувства гордости за свой род. Тамги передаются по наследству от отца к младшему сыну. Другие дети, отделяясь от отца, должны придумать себе новые тамги или видоизменить тамгу отца. У замужних женщин на оленях, которые принадлежат ей в качестве приданного от отца, сохраняется ушная метка ее отца.

Аркан – основное орудие труда оленевода

Одно из основных орудий труда оленевода - аркан для ловли оленей (тынщан,). Для его изготовления используются шкуры старых быков, забитых осенью перед началом гона. Предпочтение отдается шкуре взрослого дикого оленя, не пораженной личинками овода. Шкуры молодых быков, важенок, а тем более телят не используются, так как они слишком нежные. Готовят шкуру для изготовления аркана около года. Зимой шкура лежит на морозе, летом выкисает в воде, иногда ее просто сворачивают и кладут в сырое место. Когда свободно начинает отделяться ворс, шкуру вынимают из воды. Волос выщипывают руками до полного удаления. После чистки шкуру вновь кладут в воду на несколько дней, чтобы отбить гнилостный запах и еще больше размягчить. Мездра с внутренней стороны удаляется с помощью обычного скребка, которым обрабатывают оленьи шкуры. Для изготовления заготовки используется только спинная часть шкуры, края срезаются. Заготовки разрезают на две половины, затем острым ножом ровно режут шкуру от центра по спирали на узкие полоски шириной 5-6 мм и сматывают клубком. Важно очень точно произвести нарезание заготовки, нельзя сбиться даже на полмиллиметра, иначе аркан получится неровный, бугристый и будет рваться. Нож, которым режут шкуру, должен быть остро заточен, чтобы не оставлять на коже заусенцев. Плетут аркан из четырех ремней, сплетая как «косичку», поочередно перекладывая каждый ремень между другими рабочей поверхностью по внешней стороне плетения. При этом ремни не должны перекручиваться. Как говорят лесные ненцы, «если нарушить это правило, то аркан получится шершавым, будет плохо летать и станет резать руки».

Готовый ремень для равномерного распределения узлов плетения несколько раз пропускается через отверстие в деревянном бруске. Для придания большей эластичности и предохранения кожи от высыхания, его смазывают свежей печенью налима и жиром, а затем сушат. Сплетенный аркан имеет в поперечном сечении округлую форму толщиной 4-5 мм. Для фиксации петли один конец аркана пропускается через изготовленный из рога оленя костяной блок длиной около 10 см и толщиной до 7 мм с двумя отверстиями. Отверстия на костяном блоке имеют разный диаметр. Один конец ремня протягивается через отверстие меньшего диаметра, для фиксации на конце завязывается узел. Второй конец протягивается во всю длину через отверстие большего диаметра. Один конец ремня, где находится петля, должен быть толщиной 3-4 мм, а другой – 6-7. Готовый аркан сворачивают в кольца и подвешивают в верхней части чума над очагом для «продымливания». Иногда для утяжеления петли вплетают в переднюю часть аркана мелкую дробь. Толщина и длина аркана определяется исходя из физических возможностей и мастерства владельца в технике броска аркана. Как правило, его длина 20—25 метров.

Овладение техникой броска - это искусство, необходимы ловкость и меткость, которой обучают всех мужчин с юных лет. Мальчики в возрасте 5-6 лет, играя, набрасывают его на стоящую палку или голову собаки. Для броска аркан наматывается кольцами. Часть колец и рабочая петля, образованная ремнем и костяным блоком (хыльпик), берется в правую руку, их количество определяется «на глаз», с учетом расстояния до оленя. Затем кольца забрасываются на рога, шею бегущего или стоящего животного. Левой рукой регулируется ход движения рабочей петли, которая затягивается после достижения цели. Мастерство бросания аркана высоко ценится среди оленеводов. На любом празднике устраиваются соревнования, где они состязаются в искусстве бросания аркана. Высшим достижением считается бросание аркана с любой руки. Один из излюбленных видов соревнования – набрасывание тынщан,а на хорей (шест для управления оленей упряжкой). Важную роль в искусстве бросания аркана играет качество его изготовления. Траектория движения аркана зависит от его ровного плетения, хорошо подготовленной кожи и мастерства изготовителя.

Аркан хранится в нарте. Изготовленный с соблюдением всех традиционных технологий аркан - прочное и удобное орудие труда оленевода. Но он также незаменим в качестве обычной веревки. С помощью нескольких связанных между собой арканов создается временный загон для отловленных транспортных или мясных оленей. Во время перекочевок им закрепляют вещи на грузовой нарте, оленьи туши. Вышедшими из употребления по прямому назначению арканов, обвязывают сверху покрышки чума, чтобы их не срывало порывами ветра.

Нарты

В любое время года для передвижения и перевозки грузов лесные ненцы используют оленью упряжку, которая состоит из нарты (канн`) и запряженных оленей. В оленью упряжку тундровых ненцев запрягают до пяти оленей. Количество оленей и тип нарты в упряжке зависит от ее предназначения. Различают ездовые (легковые) и грузовые нарты. В ездовые нарты запрягают обычно двух оленей. Нарты легковой упряжки меньше, чем грузовой. Ездовые нарты, в свою очередь, подразделяются на мужские (касан, канн) и женские (ней канн). В отличие от мужской, женская нарта шире, имеет заднюю и боковую спинку. Это связано с тем, чтобы во время движения маленькие дети, которые едут вместе с матерью, не выпали из нарты. Нередко нарта женской упряжки украшается медными бляхами, к уздечке прикрепляется кожаная бахрома красного цвета, к деталям упряжи нашиваются полоски суконного орнамента. Есть свои особенности и в украшении женской упряжки для выезда на праздники. В этом случае, спины оленей покрываются орнаментированными попонами, нарта покрывается расшитым орнаментом покрывалом.

Грузовые нарты (шыпу) используются для перевозки различных грузов. Каждый вид грузовых нарт используется для определенных целей: для перевозки вещей (панъйдю канн), для перевозки мехов (кул,юта), для перевозки постельных принадлежностей (пан,айшан,), для перевозки продуктов (пяй канн). Для перевозки дров, жердей от чума они изготавливаются большего размера и могут быть без настила (н,уттус). Есть особые священные нарты (кэхэн, канн), где хранятся священные предметы и перевозится ящик с ритуальными принадлежностями. Священная нарта на стойбище занимает строго отведенное место за чумом на противоположенной стороне от входа.

Принцип и технология изготовления одинакова для всех типов нарт. В зависимости от предназначения различны лишь длина, высота и ширина нарт. Нарта лесных ненцев состоит из двух полозьев, трех пар копыльев, согласно им копыльных вязов, двух нащепов, головочного вяза, двух головочных штырей и сиденья. Нарта тундровых ненцев больше по размеру и состоит из четырех копыльев. Поэтому нарты лесных ненцев называются трехкопыльными, а тундровых - четырехкопыльными. Для изготовления нарты используются береза, ель или лиственница. Основа нарты – полозья. Их вытесывают ножом из стволов деревьев толщиной 10-12 см. Вначале делают основу полоза, затем делают затесы в вершинной части для изгиба. Верхнюю часть полоза на двое суток помещают в воду, после чего пропаривают над огнем и гнут вручную. Изгиб фиксируют, привязывая веревкой к основанию полоза, и выдерживают в таком состоянии до высыхания. После просушки полоз остругивают до нужных размеров, высверливают с помощью лучкового сверла отверстия для копыльев. Причем отверстия должны обеспечить определенный наклон назад и внутрь вставленных копыльев нарты. Верхняя часть полоза – головка нарты, выстругивается толще основания полоза. В головке выдалбливается сквозная пройма для закрепления нащепа. Важно при изготовлении второго полоза соблюдение всех размеров, которые заданы в первом полозе, учитывая при этом, что один полоз устанавливается с левой, другой - с правой стороны нарты. Когда все детали готовы начинается сборка нарты. В проймы полозьев наколачиваются копылья, нащепы надеваются копыльными проймами на верхние шипы копыльев поверх вязов и раскладываются. Затем закрепляют с помощью деревянных штырей головной вяз и доски грузовой или пассажирской площадки. Устойчивость и прочность нарты достигается за счет ее конструктивных особенностей. Массивность полозьев, расположение копыльев ближе к задней части нарты, обеспечивают её устойчивость при движении. Определенный наклон копыльев назад и внутрь делает расстояние между полозьями шире, чем в верхней части нарты, что также влияет на её устойчивость. Крепость достигается за счет неподвижного соединения частей нарты. До недавнего времени для изготовления нарт применялись только деревянные детали. Но с появлением современных крепежных материалов стали нередко использоваться гвозди, проволока.

Груженый олений обоз с нартами – аргиш (мют) выстраивается в определенном порядке. Впереди на легковой нарте (касан, канн,) едет старший мужчина и прокладывает дорогу. За ним следует женская нарта (писутана, ней канн), к которой привязана нарта для перевозки мехов (кул,юта), к следующей женской упряжке привязывается нарта с ящиками для посуды, досками печкой. Самыми последними едут упряжки с шестами. Священная нарта (кэхэн, канн) привязывается к мужской, или ею управляет мальчик подросток. Если в семье нет мальчика, нартой может управлять девочка, не достигшая периода половой зрелости. В мужской нарте перевозятся ружье, аркан для ловли оленей, топор и точило. Её настил покрывается циновкой из травы и оленьей шкурой. Мужские нарты легче женских и приспособлены для быстрой езды. На женских нартах копылья выше, а сиденье значительно шире. Кроме задней стенки есть боковая, и нарта снабжена пологом, который защищает от ветра и метели, так как маленькие дети едут вместе с матерью. Головы оленей в женской упряжке украшаются ярко-красной кожаной бахромой, настил покрывается покрывалом. Нередко боковые стенки украшены медными бляхами.

Упряжь

Подготовка оленей для работы в упряжке начинается в возрасте 1-1,5 лет. Для этого отбираются олени среднего телосложения наиболее здоровые и выносливые. Олени запрягаются в нарты с помощью специальной оленей упряжи. Разделяют упряжь ездовую и грузовую, ей соответствуют ездовые и грузовые нарты. В упряжке крайний левый олень называется передовым, так как к его недоуздку прикреплен поводок и через него осуществляется управление всей упряжкой. Остальные олени называются пристяжными. В оленей упряжке узда отсутствует, используется только недоуздок. Недоуздок – набор ремней, надеваемых на голову оленя. Различают простой и сложный недоуздки. В упряжке лесных ненцев используется сложный недоуздок Он состоит из петли, затылочных ремешков, налобных и нащечных пластин. Петля– узкий ровдужный ремень, сшитый в виде круга, одевается на лоб, щеки и зобную часть шеи оленя. К этому ремню крепятся две налобные и две нащечные костяные пластины. Между нащечными и налобными пластинами на петле закрепляются два тонких затылочных ремешка из ровдуги. Они служат для закрепления петли на голове оленя и застегиваются с помощью костяной пуговицы на затылке за рогами. Налобные пластины – две узкие (шириной 1,5 – 2 см.) Г-образные пластины, изготовленные из распиленного надвое рога оленя. Короткая часть закрепляется на надглазничные дуги, более длинная – на височную часть головы оленя. На обоих концах пластин имеются отверстия, через которые они закрепляются с помощью плетенных кожаных ремешков с одного конца между собой и с другого – с нащечными пластинами. Нащечные пластины – две широкие (шириной 4-6 см.) прямоугольные пластины, изготовленные из плоской части рога оленя. У передового оленя недоуздок имеет только налобные пластины, у пристяжного оленя недоуздок имеет четыре пластины.

В упряжь входит также лямка – широкая полоска кожи, которая перекидывается через плечо оленя. Служит для передачи тяглового усилия оленя на нарту. На оленей, слева от середины, лямка надевается через левое плечо, на оленей с права от середины – через правое плечо. К лямке крепятся постромки. Это длинный, до 4-х метров, ремень из плотной кожи с костяной застежкой на конце, при помощи которой потяг крепится на лямке, а его противоположенный конец посредством костяных или деревянных блоков соединяется с нартами. Помимо основной постромки в упряжке имеется несколько коротких (около 1,5 м) – по числу оленей. Один конец короткой постромки с помощью костяной пуговицы крепится к лямке оленя, другой с помощью костяного блока к средней части длинной постромки.

Пояс – широкая ровдужная или кожаная полоса. Длина пояса соответствует длине обхвата спины до брюшной части туловища оленя. Одевается на крайних оленей в ездовой упряжке, служит для поддержания постромки и повода, а также для прикрепления цепочки, соединяющейся с недоуздком пристяжного оленя. На обоих концах пояса делаются прорези, через которые продевается узкий кожаный ремень, соединяющий пояс под брюхом. Через эти же прорези пояс с помощью костяных блоков соединяется с петлей. К поясу крепится костяное (медное, железное) приспособление г-образной формы для закладывания повода. С внутренней части такого приспособления закрепляется также кольцо, через которое пропускается повод. Используется при длительных поездках, чтобы повод не слетал с приспособления для закладывания повода и не путался в ногах оленей. С правой стороны к поясу прикрепляется железная цепочка, другой конец с недоуздком пристяжного оленя.

Для управления оленьей упряжкой используется хорей – длинный, круглый в сечении и слегка изогнутый шест. При необходимости он может служить средством защиты от диких животных. Различаются мужские и женские хореи. Мужской хорей (до 5 м) на переднем более тонком конце имеет круглый костяной или деревянный наконечник, который предохраняет оленя от травмы, на заднем конце хорея надевается железный наконечник в форме вытянутого ромба, который втыкают в землю при торможении упряжки. Женский хорей более короткий и без железного наконечника.

М.И. Гардамшина