Происхождение и расселение лесных ненцев.

Гипотезы происхождения ненцев

В вопросе истории происхождения ненцев существуют три основные точки зрения:

1. Северные самодийцы, в том числе и ненцы, сформировались в результате продвижения самодийских племен из районов Южной Сибири и ассимиляции ими сравнительно немногочисленного аборигенного населения приполярной зоны, которое, видимо было различным на Европейском и Азиатском Севере.

2. Северные самодийцы являются аборигенным населением приполярной зоны, откуда часть их проникла в Присаянье;

3. Место формирования самодийцев – Верхнее Поволжье (Западное Приуралье). Из этих районов древние самодийцы распространились в Южную Сибирь и на Север.

Гипотеза южного происхождения самодийских народов была высказана И.Э. Фишером, участником Второй Камчатской экспедиции 1733-1743 гг., и обоснована на большом лингвистическом материале финским ученым М.А. Кастреном, собранным им во время экспедиционных исследований 1842-1849 гг. Главной задачей его экспедиций было изучение племен самодийцев и их распространение в Сибири. Теория Фишера – Кастрена основана на предположении, что северные самодийцы (предки современных ненцев, нганасан, энцев, селькупов) являются потомками самодийских племен Саянского нагорья, продвинувшихся в I-II вв. н.э. из Южной Сибири в северные районы.

В 40-х годах XX века советский ученый Г.Н. Прокофьев, опираясь на теорию Фишера-Кастрена, высказал предположение, что предками современных ненцев, нганасан, энцев и селькупов были не только самодийские племена Саянского нагорья, но также и аборигенные племена Крайнего Севера, населявшие территорию Обь-Енисейского бассейна с древнейших времен. К южному, собственно самодийскому, пласту ученые относят группу ненецких родов с общим названием Харючи («журавлиный»). К числу южных родовых компонентов приналежат роды лесных ненцев Еуши (Иеуши) и Нгэваседа (Айваседа). Эта часть самодийцев в прошлом обитала на Северном Алтае и переселилась в тундровую зону только после IX века н.э. в результате сильного давления тюркских племен. Их переселение на Север шло, очевидно, по правым притокам Оби – рекам Кети, Тыму, Ваху. Затем часть из них ушла в верховья р. Таз, где возникли позднее энцы. Другая часть продвинулась на реки Аган и Пур, где приняла участие в формировании лесных ненцев.

На основании материалов археологических раскопок на европейском Севере и северном Ямале археологами Г.А. Черновым, В.Н. Чернецовым, Л.П. Лашуком сделан вывод, что в этногенезе самодийцев участвовали аборигенные племена морских охотников, которых ненцы называют сихиртя. Сихиртя были ассимилированы пришедшими на Север южно-сибирскими самодийскоязычными племенами. Следы сихиртя были обнаружены путешественниками в XV - XVII вв. Это были жилища оседлого типа (землянки), орудия труда, обтянутые кожей каркасные лодки, одежда из шкур белого медведя и т.д. Исследователь В.Н. Чернецов приводит сведения, полученные им от стариков, что женщины ненцев могли выходить замуж за мужчин сихиртя.

Гипотеза автохтонности северных самодийцев в районе приполярной зоны Сибири высказана немецким ученым Ф. Страленбергом. Он предположил, что оленеводы Саянского нагорья - потомки самодийцев приполярной зоны, где они являлись аборигенами и под влиянием каких-то причин двинулись на юг, заселив Саянское нагорье. Антропологические исследования, проведенные в конце XIX - начале XX вв., также выявили сходство антропологических признаков ненцев с соседними народами – манси, ханты, кетами, саамами, сойотами, лопарями. Исследователь Д.В. Бубрих, на основании лингвистических сопоставлений, поддержал теорию Ф. Страленберга и высказал предположение о большей близости самодийских языков с западными группами финно-угорских языков, чем с восточными. Особенно самодийские языки близки к лопарской группе. По мнению Д.В. Бубриха, языковое родство этих народов позволяет предположить, что продвижение групп самодийцев шло не от Саян по Енисею и дальше на запад, а в обратном направлении - из Сибири к Саянскому нагорью.

Этнографические и археологические исследования последних лет выявили аргументы в пользу автохтонного происхождения ненцев. По мнению А.В. Головнева, ненцы сформировались как народ там, где сейчас проживают, т.е. на Северном Урале. Одной из причин крупных передвижений самодийцев А.В. Головнев считает русскую колонизацию, в результате которой произошли значительные изменения в этнической карте расселения народов края.

Гипотеза западного происхождения самодийцев разрабатывалась А.П. Дульзоном, и основана на отсутствии в южных районах Западной Сибири географических названий, содержащих гидроним Яха (река). По мнению исследователя, «ненцы в этих областях Западной Сибири прежде никогда не проживали. Поэтому надо думать, что они пришли в Сибирь с севера Восточной Европы». Успехи археологии, развитие биогеографического метода позволили реконструировать отдельные аспекты ранних периодов формирования этнических общностей (4-2 тыс. до н.э.) Венгерский ученый П. Хайду пришел к выводу, что «общие предки угро-финнов и самодийцев когда-то проживали - судя по названиям некоторых деревьев - в лесной зоне к северу от южнороссийской степной полосы…, обнимая территорию, лежащую около верховьев Волги и окрестностей по рекам Вятке, Каме, Чусовой и Белой». По мнению исследователя, связь самодийцев с финно-уграми оборвалась в 4 – 3 тыс. до н.э. вследствие того, что «преобладающее большинство самоедов окончательно переселилось в глубь Сибири». Возможно, что «некоторые роды, продвинувшиеся в восточном направлении между 2 столетием до н.э. и 2 столетием н.э., достигли западных склонов Алтая».

Гипотезы о происхождении, времени и направлениях передвижений самодийских народов до сих пор остаются спорными и ученым еще предстоит дать ответ на многие вопросы, связанные с этногенезом ненецкого народа. Очевидно, что формирование традиционной культуры ненцев связано с различными этническими компонентами, среди которых основным является самодийский.

Родовой состав лесных ненцев

Род - группа кровных родственников, ведущих свое происхождение от реального или мифологического предка. Счет родства может вестись по мужской линии (отцовский род) и по женской линии (материнский род). Роды объединялись во фратрии, т.е. брачные союзы.

Термин «род» в применении к ненцам Березовского уезда впервые встречается в русских ясачных книгах XVII в. Характерно, что в отношении других народностей Северо-Западной Сибири (хантов, манси, сибирских татар) этот термин не применялся. Этот же термин встречается в документах конца XVII - начала XVIII в., относящихся к описанию народов, проживающих на Европейском Севере. Род был основной единицей у ненцев, которую русские обнаружили при знакомстве с ними. Ко времени присоединения Сибири к Русскому государству (конец XVI – начало XVII в.) родовой строй у ненцев находился уже в стадии разложения, однако, многие пережитки его сохранялись вплоть до Октябрьской социалистической революции и отмечаются до в настоящее время.

Род у ненцев представляет собой группу кровных родственников по мужской линии. Счет родства ведется по отцовской линии, т.е. дети принадлежат к роду отца и принимают соответствующее имя. Брак патрилокальный – жена переходит жить к мужу. У ненцев был зафиксирован левират, т.е. обычай по которому вдова была обязана или имела право выйти замуж за брата своего мужа. Широко практиковался перекрестный кузенный брак, т.е. брак с дочерью сестры отца, но не с дочерью сестры матери. Это вытекало из соответствующих экзогамных норм - запрещались браки внутри рода и фратрии, и связано также с характером наследования.

У ненцев до сих пор сохраняется классификационная система родства. Она позволяет объединить под одним термином целую группу лиц, находящихся в различных родственных отношениях и принадлежащим к разным поколениям. Например, няка (ми), что означает «мой старший брат», могут быть не только «сыновья моего отца», но и «младшие братья отца». Старшего брата отца следует называть ирими – «мой дед», так же как и «отца моего отца», причисляя, таким образом, брата отца к категории дедов. Терминология ненецкого родства содержит некоторые особенности, восходящие к отдаленной эпохе группового брака. Так, детей братьев часто называют своими детьми. Сохранились выражения, в которых слова «отец» и «мать» употребляются во множественном числе.

Сородичи сообща владеют особой территорией, состоящей из зимних и летних пастбищ, различных промысловых угодий, родовых жертвенных мест. Каждый род имеет свое родовое кладбище. В случае смерти на чужой территории, например, во время перекочевки, тело умершего стараются перевезти в родные места. В рамках обычного права закреплялась родовая собственность на рыболовные, охотничьи и частично пастбищные угодья. Сохраняется коллективный способ производства: охота на диких оленей, песцов, гусей. При этом происходит равное распределение добычи. В прошлом образовывались бытовые производственные объединения по совместному вылову рыбы и выпасу оленей. Практикуется взаимопомощь внутри рода.

Род имеет фонд личных традиционных имен, пользоваться которым могут только представители этого рода. Настоящие имена лесных ненцев, как правило, не переводятся на русский язык и почти не повторяются. Каждому ребенку дается новое имя, так как имена умерших вслух не произносятся. Существуют имена-прозвища, например, Антям – «Плакса», а также священные имена, которые обычно даются по деду, если родился мальчик, и по бабке, если родилась девочка. Значительным авторитетом среди сородичей пользуются старики.

Лесные ненцы делятся на четыре рода: Н,эващата (Нгэваседа, Айваседа, Аваседа, Маганы), Пяк (Пян, Пяся), Вэла, Ивши.

Род Н,эващата (Нгэваседа, Айваседа, Авасед», Маганы) имеет подразделения: Дехт, Нгаханэй, Дянтота, Нойсама. В дословном переводе на русский язык Айваседа означает «безголовый». Скорее всего, это название связано с названием рода Аседа, которое означает «головные», в смысле «первые», «главные». Дехт – «запор для ловли рыбы». Нгаханэй – «старинный», Дянтота – «дрожащий».

Род Пяк (Пян, Пяки, Пеки, Пяся), что переводится как «лесной», имеет подразделения: Сэпа (Хэпа), Нгаэвахей, Панхэй.

Род Вэла, что означает «подглядывать, смотреть во все стороны», имеет подразделение Тугуйла – «тканевый».

Представители рода Ивши (Иевши, Иуси, Еуши) до XIX в. обитали в Приобье между реками Пим и Лямин. Затем, вероятно, под давлением русской колонизации, они постепенно стали передвигаться на северо-восток и сейчас обитают в верховьях реки Аган. Род Иевши впервые описал финский путешественник М.А. Кастрен во время своих исследований в Сибири: «При помощи старосты я открыл в этой деревне одного за другим еще шесть самоедов... Но каково же было мое изумление, когда я узнал, что они с незапамятных времен живут на Оби и составляют особое отдельное племя. Племя это, называемое иевши iewschi* по их словам, было некогда довольно многочисленно, но постепенно, вследствие близкого соседства остяков и русских, уменьшилось до восьми семейств, которые кочуют по берегам Chantsche–jaha, Nistjei и других небольших рек, впадающих в Обь с южной стороны, невдалеке от Топорковой... Обрадованный таким открытием, я оставил отдельные лица и начал поиски за целыми племенами. Еще два несколько больших племен кочуют по Лямину Сору и по Верхнему Назыму – двум рекам, впадающим в Обской рукав с севера. Все эти племена, как мне сказывали, совершенно сходны с северными соседями своими – казымскими самоедами – по языку, религии, нравам и образу жизни. Существование этих племен не может не интересовать историка и этнографа, потому что они могут восполнить промежуток, разделяющий самоедов, кочующих по Ледовитому морю, от южных - алтайских. Самоеды, о которых теперь идет речь и к которым можно причислить и аганских, образуют может быть переходное звено от тымских или всех нарымских самоедов на юге к казымским на севере. К сим последним они и сами причисляют себя, потому что приходят платить подать на реку Казым, в древний полуразвалившийся Юильский городок. Племена эти важны и для филолога, ибо они говорят наречием, которое представляет много данных для определения сродства самоедского языка с финским».

Территория расселения лесных ненцев

Современная территория расселения лесных ненцев совпадает с описанием, сделанным Г.Д. Вербовым в 1936 г. Лесные ненцы заселяют систему верховьев Пура, его среднее и отчасти, нижнее течение. Северная граница их кочевий проходит приблизительно на широте левого притока Пура - р. Хава-яха. На востоке лесные ненцы заселяют также и восточный склон Пур-Тазовского водораздела. Так, например, несколько чумов лесных ненцев кочуют в вершине р. Часельки, впадающей в р.Таз. Южная граница расселения лесных ненцев захватывает частично бассейн р.Ваха, его северный приток– Колик Еган. Западная граница ограничена северными притоками верхнего и среднего Агана: Вамбута-яха, Пасата-яха, Япти-яха, Нолма-яха. От реки Нолма-яха граница расселения поворачивается на северо-запад и достигает озера Нум-то. По данным Г.Д. Вербова, лесные ненцы заселяли и среднее течение Лямина. Вверх по течению они были оттеснены русским населением. От вершины р. Лямин граница расселения лесных ненцев идет в северо-восточном направлении, захватывая верховья р. Надым. Отсюда, замыкая круг, граница расселения поворачивает в сторону р. Пур.

Проблемы выделения родовых земель

По «Уставу об управлении инородцев», принятого Российским правительством в 1822 г., все обитающие в Сибири «инородные племена», именуемые «ясачными» разделялись на три главных разряда. Принцип деления на разряды был основан на степени гражданского образования и образе их жизни. В первый разряд включались оседлые племена, живущие в городах и селениях, во второй – кочевые, занимающие определенные места и кочующие в определенное время года, в третий – бродячие, или так называемые ловцы, переходящие с одного места на другое по рекам и урочищам. Устав не предусматривал закрепление земель за бродячими инородцами. для ведения традиционного образа жизни для семей лесных ненцев устав не предусматривал. Им отводились только полосы земли и определялись границы с землями оседлого и кочующего населения. Устав также освобождал их от денежных земских повинностей по губернии, от расходов на содержание степного управления и разрешал переходить на занимаемой ими полосе из уезда в уезд или из губернии в губернию.

Выявление исторических территорий расселения коренных родов и семей, установление современных границ их расселения имеет большое научное и практическое значение. Это обусловлено разрозненностью картографических материалов, показывающих границы обитания тех или иных семей и родов; их постоянным (сезонным, годовым) перемещением по территории; противоречивостью, зачастую, сведений о местах дислокации родов и семей; «принадлежности» им тех или иных участков. Не всегда признается понятие «родовые земли», «родовые угодья», целесообразность их выделения и закрепления.

Проблема выделения родовых земель (угодий) возникла в связи с необходимостью защиты интересов коренного населения в условиях интенсивного развития нефтегазового комплекса в Тюменской области. Ее решение связано с целым рядом трудностей правового, исторического, социально-экономического и нравственного характера. До настоящего времени отсутствует юридический статус такого понятия, как «родовые угодья», хотя на окружном уровне предпринимались попытки его правового оформления. Многолетнее освоение нефтегазовых ресурсов в северных районах привело к значительным миграциям коренного населения. В результате промышленного освоения территорий исконного проживания лесных ненцев, многие семьи лишились традиционных мест обитания и были вынуждены переселиться поселки или на новые земли. Границы, разделяющие территории обитания семей и родов достаточно условны, документально не закреплены и установлены негласным соглашением. Более того, отдельные участки находятся в совместном пользовании нескольких семей, не всегда состоящих в родственных отношениях.

В настоящее время проблемы, возникающие по поводу прав на землепользование в местах проживания и традиционной хозяйственной деятельности лесных ненцев, регулируются законом «О регулировании земельных отношений в местах проживания и традиционной хозяйственной деятельности коренных и малочисленных народов Севера на территории Ямало-Ненецкого автономного округа».