Космогонические представления и традиционные культы.

В мифологии лесных ненцев Вселенная представляется в виде трех миров, расположенных вертикально один над другим – Верхнего мира, Среднего мира, Нижнего мира. Верхний мир находится над землей и состоит из семи небес, населенных божественными созданиями. Средний мир - Земля, она кроме людей населена многочисленными духами – хозяевами всего того, что окружает человека в его земной жизни. Нижний мир расположен под землей и также состоит из семи ярусов, на которых обитают злые духи, приносящие болезни и смерть.

Главным божеством Верхнего мира является бог Нум, который олицетворяет небо. На языке лесных ненцев Нум означает «небо», «погоду». По данным мифов, верховный бог Нум руководил сотворением мира, он создал землю из кома глины, которую достала из воды птица льюури. А.В. Головнев в работе «Говорящие культуры: традиции самодийцев и угров» отмечает: «У лесных ненцев Т. Лехтисало записал миф, в котором исходная картина мира рисуется как сочетание воды (всюду была вода, и земли не было) и горы (на ней жил Нум с разными птицами) Сначала Нум послал на поиски земли верхних птиц – лебедя и гуся. Те вернулись с ответом, что земли нигде нет. Тогда он отправил гагару (полярного нырка – Polartaucher), которая ныряла вертикально вниз, пробыла под водой шесть дней, увидела землю, но не смогла ее достать. В третий раз Нум послал птицу льюури (Ljuuri), которая нырнула и, всплыв на седьмой день, принесла землю. Из этой земли Нум сотворил сушу». Затем Нум сотворил все горы, реки, животных и людей. После сотворения мира Нум стал обитать на верхнем из семи небес. По некоторым легендам - на семи островах, находящихся на небесах.

Верхний мир

Верхний мир – небо, состоит из семи слоев, на которых живут Верховные боги и духи. Они похожи на людей, пасут оленей и строят чумы. В первом слое неба, самом близком к земле, живет старший сын Нума – Як ту кэхэ. Он ведает расселением людей на Земле. В одной из своих экспедиций П.Г. Турутина – собирательница фольклора, лесная ненка, записала легенду, которую ей рассказала Виктория Айваседо, об установлении миропорядка на Земле старшим сыном Нума:

«Небесный бог Нум сказал своему старшему сыну:

- Посели всех людей на земле.

Тот увел людей на землю и оставил там. Прошло три года, и старик Нум попросил его посмотреть, как живут люди. Сын спустился с небес и увидел, что порядка на земле нет. Над всеми издевается человек, худой, как олень-самец осенью. Он всех женщин согнал в свой чум и других мужчин не допускает. А если кто-то пытается с ним поспорить, он жестоко с ним расправляется.

Вернувшегося с земли сына Нум сразу же позвал к себе и спросил:

- Как живут внизу поселенцы?

- На людей они не походят, - ответил тот. – Они стали жить как животные. Все женщины принадлежат одному мужчине.

- Так не годится, - согласился Нум. – Иди и подели их по двое. То есть каждой женщине по мужчине.

Так и сделал сын небесного бога. А того самого мужчину, который пытался на земле навести беспорядок, убил из лука. Потом прошел по земле дальше и встретил мужчину и женщину. Махнул рукой, и появились у них олени, нарты, малицы, ягушки и кисы.

- Все это ваше, живите счастливо. Но должен вас предупредить, что жить нужно только по законам».

Во втором слое неба живет второй сын Нума – Щесамы, он направляет человеку удачу или неудачу, богатство или бедность, в зависимости от его поступков. Все божества – сыновья Нума, могут вмешиваться в жизнь земных людей, обитателей Среднего мира и по своей воле влиять на судьбу человека. По преданию лесных ненцев, бог Щесамы делит убитую белку и глухаря на три части: голову, туловище и хвост. Затем предлагает человеку каждую из частей. Человек выбирает сам, какую ему взять часть. Если он берет голову, то всю жизнь будет богатым, но рано уйдет в Нижний мир, если возьмет среднюю часть, то будет у него средний достаток и проживет он среднюю по продолжительности жизнь. Если человек выбирает хвост, то всю свою жизнь он будет в хвосте и по богатству и по удаче, но проживет долгую бесхлопотную жизнь. У него не будет оленей, которых надо пасти, он не будет охотиться и рыбачить. Будет жить тем, что подадут. Но у него не будет никаких забот. Об этом говорится в легенде:

«Решил богатый сосед показать свою силу перед бедным соседом и вызвать дух Щесамы. Раздался страшный шум и появился дух Щесамы и спросил, что надо богатому человеку. Богатый ненец ответил ему, что у него все есть, только нет гнилых щучьих голов. Дух Щесамы ответил, что будет у него и это. Вернулся богатый сосед к себе в стойбище. Прошло какое-то время, у него пали все олени. Пошел он на охоту, а на деревьях вместо птиц только гнилые щучьи головы висят. С тех пор совсем обеднел он».

Интересна была реакция Солу Пяка, жителя стойбища Пайсята, расположенного в верхнем течении р. Харампур, когда его попросили рассказать эту легенду. Он рассмеялся и сказал, что не будет сердить духа Щесамы, а иначе и он останется ни с чем, ведь его предки взяли среднюю часть белки.

Третий слой неба – владения третьего сына Нума, который следит, чтобы у людей были шаманы и наделяет людей разумом. На четвертом слое неба живет четвертый сын Нума, дающий людям здоровье. За мораль и порядок на Земле отвечает пятый сын Нума, проживающий на пятом слое неба. На шестом слое – владения младшего, одного из самых почитаемых сыновей Нума – Вылла, посылающего на Землю огонь и выступающего главным защитником всех обиженных. Младший сын Нума, в представлении лесных ненцев, самый сильный и ловкий из всех сыновей. На седьмом небе – Нюча дехан* кэхэ, (дословно «в верховьях маленьких речек») вместе с Нумом живет его жена Нум Ни - защитница семьи, душ детей. По верованиям ненцев, душу ребенка создает Нум и вручает ее богине Нум Ни. Она ведает судьбой человека и свое решение о том, какой быть его судьбе, записывает в книгу судеб.

В одной из семейных легенд племени Пяков встречается образ Нума, воплощенный в камне и называемый Каменный дух: «Он сначала молился семейным духам, первым достал Нума - Каменного духа, самого большого бога, покровителя силы, обратился к нему, сложив ладони, со словами: «Нум, ты самый большой бог. Ты в тундре, ты в чуме, ты в пути, в дороге, на небесах и на земле - заступись и сохрани от всякого зла, отведи беду от моего племени». Интересна история появления образа Каменного духа, рассказанная П.Г. Турутиной. Когда-то очень давно, может быть 100 лет назад, началась сильная гроза, небо «раскалывалось», и все знали, что это бог Нум «объезжает» свои владения. После грозы мужчины пошли в тайгу на охоту. На одном дереве они заметили камень, который был, как бы, забит в ствол дерева. Мужчины достали этот камень. Он был белого цвета и похож на заостренную стрелу. Долго думали, что бы это могло значить - и потом поняли, что сам бог Нум послал этот камень на землю. Он был напоминанием людям о могуществе Нума. С тех пор этот камень бережно хранится в священной нарте семьи П.Г. Турутиной, только стал он черного цвета.

В мифах лесных ненцев часто встречаются упоминания о том, что боги Верхнего мира следят за жизнью людей и сообщают об изменениях в ней Нуму. Это подтверждает и легенда об установлении миропорядка на земле старшим сыном Нума, после расселения на ней людей: «Они могут вмешиваться в жизнь Среднего мира - например, похищать души у отдельных людей, насылая таким образом на них различные недуги. В этих случаях больные призывали шамана, который совершал путешествие в Верхний мир, с помощью своих духов-помощников выяснял причину болезни и исцелял человека. Обычные люди небесных духов не видят. Считается, что сами по себе духи не добры и не злы. Они могут дать человеку счастье и благополучие, но могут и не дать. Если их разгневать, то они, по поверьям ненцев, поражают виновного болезнями, уничтожают его стадо оленей, ниспосылают всевозможные бедствия».

Средний мир

На языке лесных ненцев Земля «Дя’» - Средний мир. Он также населен сверхъестественными существами – духами, хранителями и покровителями людей, животных, зверей, леса, воды. Жизнью обитателей Среднего мира правит, в представлении лесных ненцев, две покровительницы: Айвасед дян’ ката – светлая мать земля и Нян’с дан’ ката – грешница. Первая направляет род человеческий на благие дела, вторая живет во грехе и руководит дурными поступками человека.

Лесные ненцы одухотворяли все явления природы, персонифицировали их, давали имена. К примеру, Пята дян’ касама - дух леса, приносящий мужчине удачу на охоте; Вит Ерв’ – хозяин всей воды на земле (дословно «начальник большой воды»); Вын’ дян’ касама – хозяин болотной воды, тундры (дословно «водяной земли начальник»), Ыльпи Вэк’ – дух, олицетворяющий образ самого сильного зверя (вероятно медведя), но не добрый, а злой, он заколдовывает людей, заставляя их плутать в лесу. В легенде «Игра в молоток», записанной П.Г. Турутиной, Ыльпи Вэк предстает в образе людоеда, который заманивает людей в лес и нападает на них: «….Бредет Тункевхи один-одинешенек. Живот у него подвело от голода. И вдруг видит на березе большой гриб. «Дай, - думает, - собью его, а может это чага, из которой чай получается вкусный». И ударил. Но кулак к грибу прилип, а потом и другой тоже. Затем прилипли ноги. И обозленный окончательно, Тункевхи что есть сил боднул березу лбом. Но только посадил шишку. Склеенный по рукам и ногам, пленник просидел у березы целый день, а вечером к ней пришел людоед Ыльпи Вэку.

- Ой, какой у меня сегодня хороший улов! – обрадовался он. – Положу его в берестяной мешок».

Но Тункевхи сумел перехитрить Ыльпи Вэка и не стал его добычей».

В Среднем мире, по представлениям лесных ненцев, живут также духи - хозяева стихийных силы природы. О взаимоотношениях человека и духа стихийной силы природы – урагана, рассказывается в легенде «В гостях у духов ветра»: «В сосновом бору на берегу речки жили люди. И случайно разорили чум ветра. Старики говорили, что этого делать нельзя. И их опасения оправдались. Однажды, когда стоял ясный солнечный день, а люди и птицы радовались прекрасной погоде, вдруг на горизонте показалось облачко, которое переросло в грозовую тучу. Она неслась прямо на стойбище. Подул сильный ветер. Он закружил все вокруг вихрем. Часть неба погрузилась во тьму. Сверкали молнии, и грохотал гром. Старики говорили: «Разгневался дух». Навстречу ему вышел шаман. Он поднял руки к небу и взмолился:

- Небесный старик, отнеси от нас свой гнев. Не пугай наших детей, не разори наши жилища.

В ответ на слова шамана грянул гром и пошел дождь. Бешеный вихрь пронесся мимо чумов, оставив за собой полосу поваленных деревьев.

Одна старая женщина взяла посох и пошла по следу вихря. Шла она не один день и в конце концов увидела чум. А за ним целое стойбище. Там и жили духи ветра. Они пригласили гостью в крайний чум. Вскоре закипел котел. Накрыли стол. Женщина видела, что хозяева в рот не берут мясо, а нюхают и кладут его обратно на блюдо.

«Что это за чудаки?» – подумала она. И тайком решила попробовать несъеденное мясо. Но ее оттолкнул неприятный запах. Гостья и виду не подала. И осталась жить в стойбище и готовить еду. Каждый день перед тем, как подать еду на стол, она успевала припрятать себе. Хозяева же оставались сытыми, лишь понюхав из блюда.

Однажды женщина увидела двух молодых людей: девушку и парня. Они, взявшись за руки, бегали, веселились, иногда забегали в чум.

Забежав в чум, склоняли головы к подушкам и выбегали со смехом на улицу. Так повторялось несколько раз. Женщине стало любопытно, и она решила посмотреть: что же интересного там есть? Выбрав момент, гостья заглянула за подушки. А там берестяная чаша со слюной, где плавают два человеческих глаза. Женщина от испуга закричала.

Вернувшись на другой день в чум, духи сразу же заглянули туда, где находилась берестяная чаша. И в один голос заплакали и запричитали:

- Земная женщина убила ребенка своими грешными глазами!

Духи поймали женщину и стали ее бить. Она отчаянно отбивалась. Наконец громко застонала. Напуганные этим звуком, духи спросили:

- Что это у тебя шумит в горле?

- Это мои духи!

- Где они? Ну-ка покажи!

Женщина стала отбиваться, хозяева сорвали с нее одежду, но духов не увидели. Женщине было очень больно, и она снова громко застонала.

- Твоим духам что-то не нравится? – спросили хозяева.

- Да они готовы хоть сейчас выйти из меня и поднять вас вихрем к небу и никогда не отпускать на землю.

Испугавшись этого, духи ветра тут же одели женщину и отправили домой».

Нижний мир

Владыка Нижнего мира - мрачный брат Нума - Нга. Повелителю подземных сфер подчиняются многочисленные помощники, а также духи-посыльные, отправляющиеся за человеческими душами. Нга имеет небесное происхождение. Каким представляют себе бога Нга лесные ненцы, у нас почти нет сведений. Известно лишь, что он управляет подземным царством, ведает смертью и болезнями людей. В своих исследования А.В. Головнев так же отмечает, что во всех случаях кода он обращался к ненцам с просьбой обрисовать пантеон богов Нижнего мира, они терялись. Им видимо «… впервые приходилось сталкиваться с потребностью вызвать всю нечисть сразу (ни в шаманских камланиях, ни в ритуалах подобное не проделывается)».

Владыке Нижнего мира Нга посвящается обряд жертвоприношения, чтобы ни он, ни злые духи не беспокоили людей. Помощниками Нга являются души злых людей, самоубийц и преступников, они также обитают в Нижнем мире и приносят болезни и несчастья. Также у Нга есть семь сыновей семь дочерей, их имена в мифах и легендах лесных ненцев не сохранились. Страх перед силами Нижнего мира заставлял людей искать способы, чтобы узнать заранее о намерениях злых духов. Для общения с ними прибегали к помощи шаманов. Благодаря посредничеству своих предков шаманы способны вступать в связь с силами Нижнего мира и, ублажая их дарами, предотвращать грозящие человеку несчастья. Путешествуя во время камлания во владениях подземного повелителя, шаман просит о долголетии жителям стойбища:

«Круторогий олень, по ледяным дорогам

промчись.

Укрепи и очисти свои копыта,

Чтобы нам перейти ледяную полосу Земли.

А дальше будет кипящая волнами река.

Там мы увидим парня с железной лодкой.

А еще дальше нам придется сразиться

С древним, обросшим мхом,

смерти подобным духом,

Который ворует сердца людей, их жизни.

За помощью мы обратимся

к матери – смерти,

Одной из самых великих из всех богов!

Когда-то я бывал у нее.

Помню четырнадцать косичек богини.

Тогда я попросил у одной

из самых великих,

Чтобы она продлила нашим детям жизнь

хотя бы на двести лет».

Жертвоприношения

Рождение и смерть человека, смена времен года, все виды хозяйственной деятельности, в особенности все, связанное с оленеводством, охотой, рыбалкой, сопровождаются выполнением специальных обрядов. Для совершения обряда выбиралось специальное место, которое считалось священным. Месторасположение священных мест указывалось шаманом. Жертвенное место могло располагаться возле камня необычной формы, на вершине сопки или на берегу озера. К священным местам так же причислялись места «вспучивания» почвы, образующиеся под влиянием геологических процессов. Жители стойбища Пансята ездят совершать обряд жертвоприношения на священное место, расположенное на высоком берегу р. Харампур. Возле стойбища у п. Ханымей также есть священная сопка (сохо), перед посещением которой кладут в обувь монеты. На священном месте разводят огонь, на дерево привязывают ленточки - дары богам Неба и Земли.

Посещать священные места без надобности категорически запрещалось. По рассказам лесной ненки Г.И. Сергеевой, однажды в детстве они с братом забрались на священную сопку, хотя знали, что этого делать нельзя. Вечером самочувствие детей резко ухудшилось. Мать, узнав, что дети побывали на священной сопке, быстро позвала шамана. Он провел обряд дилшта и велел привести оленя для жертвоприношения. Наутро самочувствие детей улучшилось.

Шаманизм

Шаманизм раньше был одним из самых распространенных культов у лесных ненцев. Шаманами становились, как правило, люди исключительной, особой одаренности, «избранные духами». Избранный человек должен был обладать не только физическими особенностями (к примеру, большое родимое пятно, величиной с кулак, две макушки на голове, лишний палец), но и особенностями поведения. Причем, эти отличия могли проявляться внезапно. Человек становился задумчивым, отстранялся от окружающего мира, по ночам ему приходили видения, он начинал слышать голоса. Такие проявления лесные ненцы называют "шаманской болезнью" По рассказам П. Г. Турутиной признаки шаманской болезни наблюдались у 14-летнего воспитанника школы-интерната п.Тарко-Сале. Впоследствии мальчика родители отправили на обучение к местному шаману племени Пяков.

Обучение шаманскому искусству могло длиться в течение 20 лет, продолжительность определялась способностями кандидата. По истечении этого срока, пройдя все ступени посвящения, нередко лишь к 60 годам, он приобретал право на получение высшего титула в шаманской иерархии. Человек, избранный духами для выполнения роли шамана, должен обладать артистическим даром, иметь хорошую память, интуицию, воображение, владеть основами гипноза. Комплекс познаний шамана очень разнообразен это и теология, и знание правил использования обрядовых ритуалов. Шаман должен иметь четкое представление об особенностях каждой категории богов и духов, порядок обращения своих призваний к ним. В функции шамана так же входит лечение от болезней.

Важным событием в жизни лесных ненцев был акт посвящения в шаманы. Прошедший посвящение шаман получал определенное звание и право совершать ритуальные обряды. Получение личных шаманских атрибутов также сопровождается специальными обрядами:

«Ему тогда было лет двенадцать. Они с отцом поднялись на священную сопку. По просьбе своего отца Ляля встал на бубен деда. Отец ударив по своему пензеру, запел. Ляля увидел, как из груди отца отделился молодой олень-хор и побежал в сторону солнца. Вслед за оленем бежит другой олень. Это была душа Ляли. Ляля подумал: «Куда бежит моя душа? Где найдет свою защиту?» Вдруг он слышит голос, который успокаивает его: «Не бойся. Мы сейчас должны лететь к солнечному острову. Впереди нас ждет кипящая река. Держись рядом со мной». Они устремились к горизонту. Впереди виднелся солнечный остров, который со всех сторон окружали семь больших озер. Их встретила женщина, которая, опираясь на трость, медленно шла им навстречу под гнетом своих прожитых лет. Это была дочь небесного глаза – Яля*хэм не ню. Она взяла его руку, на неё привязала луч, и, повернувшись к отцу, сказала: «Научи его нашему ремеслу, я буду помогать». Потом она исчезла. Когда Ляля с отцом возвращались назад, их встретил одноглазый человек-распорядитель счастья, радости и удачи на Земле. Одноглазый повернулся, и вытащил что-то, протянул Ляле. Он подставил свою ладонь, а одноглазый человек как будто что-то вложил в неё и зажал. Когда они с отцом вышли к свету, Ляля раскрыл руку, но там ничего не было. Посмотрел на отца, а потом увидел на горизонте три солнца. Ляля очень удивился, протер глаза, но они не исчезали. Тогда они в образах оленей побежали навстречу этим солнцам и пришли к своему стойбищу. Так Ляля был посвящен в тадибе – хэмтана».

Все свои познания шаман использует при совершении комплекса действий, который называется камлание. Вот как описывает П.Г. Турутина этот обряд: «Камлание всегда происходило в чуме. Камлания могли происходить в любое время дня и ночи и продолжались обычно несколько часов. Шаман надевал специальный костюм или головной убор. Приглашенные лица рассаживались, шаман садился на оленью шкуру около костра, затем брал колотушку и начинал бить в бубен. Сопровождал удары в бубен протяжным монотонным зовом: "Хов, хов, хов!" Затем звуки затихали и шаман начинал задавать вопросы духам. Иногда наоборот, душа шамана, якобы, путешествовала в мире духов и тогда в своих напевах под аккомпонимент бубна он описывал свое путешествие в иной мир и встречу с духами. Бывало, что покинутое душой тело шамана падало и лежало без движения до возвращения души».

Для того, чтобы человек мог в случае необходимости призвать на помощь духов, изготавливаются их изображения в виде фигурок человека или животных из дерева, кожи, жести, шерсти, ткани. Изготовленные фигурки затем освящаются шаманом. Каждая семья имеет свой набор изображений духов кэхэ (хэхэ), которые являются семейными охранителями и покровителями. Их полагается периодически кормить, разговаривать с ними, укладывать спать. Они выполняют функции тех духов, чьими изображениями они являются. Покровительница женщин Дян ката хранится на женской половине чума, а остальные хэхэ - в специально отведенных «чистых» (шин) местах чума или в священной нарте. У каждой семьи есть священные нарты, тщательно скрытые от посторонних глаз, которые стоят за чумом, с противоположенной стороны от входа. Женщинам запрещается заходить за чум и подходить к священной нарте. По сведениям, полученным от Л.В. Пандо (1965 г.р.), девочкам еще не достигшим возраста полового созревания, и пожилым женщинам разрешается подходить к священной нарте. В священной нарте хранятся изображения духов - предков семьи (нытерма), а также некоторые другие священные предметы. В настоящее время не у всех семей лесных ненцев имеются священные нарты.

Наибольший урон традиционной вере лесных ненцев был нанесен в 30-х годах XX в., в ходе антирелигиозной компании, проводимой Советским правительством. Репрессии и жестокие меры, предпринятые против служителей культа, почти полностью уничтожили традиционные мировоззренческие ориентиры, разрушили целостную систему религиозных, моральных, этических знаний лесных ненцев. До сегодняшнего дня у лесных ненцев сохранился страх открытого проявления своих религиозных представлений.

Погребальная обрядность

Проводы человека в иной мир начинаются с изменением внутреннего убранства чума: укладывается специальная постель, в которой циновки из веток и травы располагаются рублеными концами в направлении входа и центра, шкура кладется «головой» в противоположенную от входа сторону. Тело покойного оборачивают в часть внутренней покрышки чума, снятую над его постелью и выносят через образовавшееся отверстие. В представлении лесных ненцев душа покойника, лишенного погребального обряда, не найдет покоя в загробном мире, поэтому соблюдению всех правил при выполнении погребального обряда, придавалось большое значение. Вот как рассказывает об этом П.Г. Турутина:

«В знак скорби распустила волосы по плечам – тялта не*на. Пришли попрощаться с ним родственники, соседи и близкие друзья – маянторта. Мужчины пошли готовить гроб – пэ*зв, а я стала собирать вещи покойного …. Собрав вещи, я стала их портить. Жена брата стала продырявливать вещи, которые принадлежали среднему брату – хнетакота, когда все было готово, мужчины обернули его в кусок внутренней покрышки чума – мюйща. Приподняв крышку чума с западной стороны, они вынесли тело головой вперед – седянг пахан. Положили в приготовленный для него гроб… Оленей запрягли в нарты, которыми несколько дней назад управлял покойный. Вещи и доски для крышки гроба везли на отдельной нарте, также запряженной оленем. Тело среднего брата привезли на кладбище – кальмял. После того, как тело было положено в наземный гроб, туда стали укладывать малицу, чашку с ложкой, табакерку, трубку и все закрыли досками. Сверху прикрыли куском бересты. Гроб поставили на подставку, головой на северо-запад, куда уходит солнце. На перекладине погребального сооружения дядя, брат моего отца, повесил колокольчик. Возле гроба положили топор, долото и другие хозяйственные мужские принадлежности. Рядом у головы покойного поставили оленя, на котором он был привезен. Двое мужчин ухватили оленя, а третий ударил его по голове топором. Олень упал замертво. Разделав тушу оленя, дядя проткнул в области сердца два кола. Кровью обрызгали могилу и землю. Нарты, разломав, перевернули. Около гроба воткнули хорей.

Когда закончили с похоронным ритуалом, они, повернувшись лицом к могиле, стали медленно уходить. Один из старых людей прошел вокруг могилы, против солнца, ударил по колокольчику и веточкой стал заметать следы. Каждый раз, как он проводил веточкой, обращался к покойному с такими словами: «Иди своей дорогой, там тебе будет хорошо. У тебя теперь свои дела! У нас – свои. К нам больше не приходи. Ты отправляйся на свою землю. Ждут тебя там родственники». И перед выходом с кладбища он поставил палочки крест на крест. Когда вышли за пределы досягаемости духа покойного, сев на нарты, они быстро погнали упряжки, не оглядываясь назад, словно за ними гналась стая волков. К чуму они вернулись другой дорогой».

А.В. Головнев в работе «Говорящие культуры» писал: «У соседних народов о ненцах (в частности лесных) ходят слухи, будто они, чуть человек заболеет (не говоря уже об умершем), бросают его вместе с чумом и бегут, куда глаза глядят». Действительно в недавнем прошлом обряд захоронения лесных ненцев обязательно завершался перекочевкой семьи на новое стойбище. Но в настоящее время, когда территорию исконного проживания лесных ненцев постоянно «завоевывают» под промышленные разработки углеводородных месторождений, перекочевка даже в случае смерти одного из членов семьи становится иногда невозможной. Так в семье Солу Пяка ушли из жизни жена, два сына, а он так и не смог перекочевать на новое место. «Некуда кочевать, везде нефтяники» - объясняет он.

М.И. Гардамшина